Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край»

logo_GL 3-ist imena kultura alm media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)


Памяти Ершова Геннадия Ивановича

@ Интернет публикация сайта «Бежецкий край», 2015 год.


Судьба его не баловала.

 
Ersh

Бежецк славен такими людьми, как поэты Николай Гумилев и Анна Ахматова, ученый и поэт Лев Гумилев, писатель Вячеслав Шишков, певец Алексей Иванов, создатель Великорусского оркестра Василий Андреев, продолжатель его дела художник и музыкант Михаил Кузнецов, художник Алексей Тыранов, руководитель всемирно известного Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения и Академии хорового искусства Виктор Попов. Их имена вошли в сокровищницу русской и мировой культуры. О них напоминают памятники и музеи. Но их уже нет в живых. А мой рассказ пойдет о нашем современнике – поэте, музыканте, прекрасном декламаторе Геннадии Ивановиче Ершове. Бежечанам он хорошо знаком: читают его стихи, опубликованные в сборниках и в местных газетах, слушали выступления в теле- и радиопередачах, на сцене Дома народного творчества и досуга, в школах, в библиотеке имени В.Я. Шишкова, на городских мероприятиях.

Большой старинный особняк. Широкие ступени ведут на второй этаж. Комнатка в коммуналке выгорожена из прежнего огромного помещения, о чем напоминает фрагмент лепного круга на высоком потолке. Этот большой двухэтажный дом с резными наличниками в русском стиле и относительно высоким крыльцом выглядит как обычное жилое помещение, и сейчас трудно представить, что когда-то здесь располагалась синагога и в ней велись службы, а обязанности раввина выполнял Иосиф Аронович Флейшман – отец талантливого музыканта бежечанина Вениамина Флейшмана, ученика композитора Дмитрия Шостаковича. Бытовые условия – печное отопление, электроплитка, вода из колонки. На стене — балалайка, портреты родителей, на диване – баян, на столе разложены чистые и исписанные листки бумаги. Геннадий Иванович показывает на портрет отца с таким же, как у сына, своеобразным разрезом глаз.

— А рядом моя вторая мама. Звали её Мария Ильинична. Родная мама Ольга Васильевна, умерла, когда мне было шесть лет. По рассказам отца, она прекрасно пела в церковном хоре и здорово плясала. Знала много частушек. Её часто приглашали на свадьбы. Зажигательная была. Но неумолимая болезнь рано оборвала её жизнь. Видел её эпизодически, раз 5-6, остальное время она лежала в нашей больнице в Рабочем Городке. Но эти моменты общения с ней я прекрасно помню. Вторая мама тоже обладала хорошим слухом.

GenaErshov1948_

Гена Ершов
Фото 1948 г.

Отца звали Иван Петрович. Это был добрейшей души человек. Родился он в селе Фёшево, окончил церковно-приходскую школу. Любил музыку, стихи. Хорошо пел, играл на балалайке. Когда ложились спать, я просил его рассказать сказку. И он рассказывал про мальчика с пальчик, Змея-Горыныча. Читал стихи Пушкина: «Буря мглою небо кроет». А потом Некрасова. Особенно нравилось мне стихотворение «Несжатая полоса». Он был стахановцем, уважаемым на заводе АГО человеком, теперь этот завод называется АСО. Нередко брал меня с собой на работу или на «закукорках» относил в железнодорожный детский садик. Я до сих пор помню имена воспитателей и ребят. Однажды вечером он не вернулся домой в привычное время. Я ждал его часов до одиннадцати вечера и плакал. Знакомая женщина пустила меня к себе, постелила на сундуке, и я уснул. Проснулся от стука в стекло – это пришел отец. Он взял меня на руки, стал гладить по голове, успокаивать, а сам радостный такой. Я понял: что-то случилось. А на другой день он привел меня в незнакомый дом на Красноармейской улице. Хозяйка встретила ласково, усадила на диван, а отец сказал: «Гена, теперь ты будешь называть Марию Ильиничну мамой»

Удивительная это была женщина. Дом, большой огород и сад, забота о нас с отцом — все лежало на её плечах. Она была очень чистая душой. Глубоко и искренне верила в Бога, боялась греха, старалась никого не обижать. Очень любила работать в саду, выращивала много цветов. И меня научила ценить их красоту. В подростковом возрасте, когда ломался характер, случалось, что грубил ей, обижал. Она плакала, но никогда не упрекала, все прощала. А сколько молитв вознесла Богу о моем здравии! Когда поехал в Тулу поступать в военное училище, положила мне икону Казанской Божией Матери. В сборниках стихов много строк посвящено матерям.

Фотографии охватывают всю «эпопею» жизни Геннадия Ивановича. У него четыре больших фотоальбома,

— Я прекрасно помню, как делался каждый снимок, начиная с самых ранних лет – детских. К примеру, такой: мама привела меня в сквер, где тогда стоял памятник Ленину. Там работал фотограф Демичев (он, помню, с клюшечкой ходил). Поставили меня на табуретку. Фотограф говорит: «Смотри, сейчас вылетит птичка». Я глянул, в этот момент он и снял. А вот школьные годы. Жаль, что не сохранилась у меня та фотография, которую отправил юному певцу Робертино Лоретти в Италию. Есть германские фотографии. И современные.

В школе Гена учился хорошо. Был звеньевым, потом председателем совета дружины. Первая его учительница — хорошо известная в Бежецке Елена Григорьевна Кузьмина. Занимался музыкой, поэзией и даже астрономией. К слову сказать, сам конструировал телескопы и добился в этом весьма неплохих результатов. До сих пор любит эту науку, перечитал о ней в библиотеке практически все книги.

GenaErshov

Гена Ершов

Сцену Геннадий Иванович полюбил со второго класса. Видимо, родители передали ему свои музыкальные способности. Часто пел. Голос у него был похож на голос Робертино Лоретти. Однажды, когда Гене было года четыре, он услышал прекрасные звуки аккордеона, исходившие из черной «тарелки» — после войны оставались ещё у многих бежечан такие радиорепродукторы. Исполнялась виртуозное «Пиццикато» Николо Паганини. Ребёнок был восхищён и поведал об этом отцу. Лет в двенадцать, на берегу реки Мологи, Гена был пленён звуками русской гармошки, которые очень сильно потрясли его. И он стал просить, чтобы ему купили музыкальный инструмент. И они купили. Тульский баян. В тот же день Гена сел перед зеркалом и сразу подобрал несложную песенку. Упросил родителей отдать его в музыкальную школу. Тогдашний директор Александр Алексеевич Мельников, знавший вторую маму Гены, спросил:

— Мария Ильинична, вы куда? Экзамены закончились три дня назад.

Гена разревелся на всю школу. Директор опешил и отступил:

— Ну что делать с этим парнем? Придется послушать.

Собрал преподавателей, провели экзамен. Педагоги были поражены способностями мальчика, а Александр Алексеевич своей рукой вписал его фамилию в список принятых самой первой строчкой. Так он стал учиться по классу баяна сначала у А.Н. Кобелько, потом у В.М. Солнцева, а три старших класса у самого директора.

В ту пору из всех окон не только нашего города, нашей страны, а и всего мира разносился неподражаемый голос Робертино Лоретти. Популярность его была неслыханной. В ушах Геннадия Ивановича до сих звучит этот очаровательный голос. А тогда он не пропускал ни одной телепередачи, собирал вырезки из газет и журналов, покупал все выходящие пластинки, не спал ночами, пораженный искусством итальянского мальчика. «Вот бы написать ему письмо». Однажды посмотрел передачу, в которой было сказано, что юный певец получает по четыреста писем в день со всех концов света, поэтому не в состоянии даже с помощью секретаря ответить на все послания. «Так что не обижайтесь, ребята, если не получите ответа». Гена задумался: «Как бы добиться, чтобы именно мне он ответил?».

В школе Гену учили французскому языку, поэтому он выписал из Москвы русско-итальянский словарь и учебник итальянской грамматики. С их помощью написал письмо знаменитому певцу: «Я поклонник твоего изумительного таланта, хочу с тобой переписываться». Два юных певца – погодки: Геннадий родился 5 декабря 1946 года, а Робертино — 22 октября 1947. Три месяца прошло — нет ответа. Написал ещё письмо — опять молчание. Тогда он пошел в фотоателье. Фотограф Демичев уже знал, что Гена пишет стихи. Принес венский стул и дал ему в руки книжку. Одну ногу Гена поставил на стул, сделал «умнейшее выражение лица», как будто читает стихи, и послал этот снимок в Италию, надписав: «Великому Робертино Лоретти от Геннадия Ершова». На конверте написал: «Италия, Рим, мальчику-певцу Робертино Лоретти». Прошло две недели. Однажды, вернувшись из школы, Гена заглянул в почтовый ящик, а там! — большой конверт со штампом «Posta Roma», обратный адрес: Рим, Опита-Оппио, 65. Вбежал в комнату, бросил портфель на пол и открыл конверт. А в нём письмо, написанное на корявом русском языке шариковой ручкой, которых у нас тогда ещё не было, и фотография Робертино с его автографом! Гена принес письмо в школу. В тот день детям было не до учёбы.

GenaErshov1964_

Гена Ершов
Фото 1964 г.

— Я его храню, и пластинки с записями Робертино часто слушаю. Мне и по сей день интересна судьба этого человека. Стараюсь быть в курсе его жизни.

Лет с двенадцати Гена начал писать стихи. Как поэта его открыла любимая учительница Альбина Ильинична Мошонкина. Однажды, в конце урока, она заговорила о поэзии и заметила:

— Я знаю, что Гена Ершов пишет стихи.

— Альбина Ильинична, откуда вы знаете?

— Вот я тебя и поймала.

За два года написал целую тетрадь. Как-то шёл мимо редакции газеты «Путь коммунизма». Рискнул зайти. Поднялся на второй этаж. Заглянул в один из кабинетов. За столом сидел молодой, симпатичный человек в черном костюме. Это был, как Гена потом узнал, Валентин Иванович Преображенский.

— Что, мальчик, нужно? — спросил он.

Гена протянул тетрадку. Валентин Иванович открыл её, стал читать. И …обрушился на него с критикой. Правда, говорил мягко, доброжелательно. Кое в чем даже похвалил. Тогда юный поэт понял, что стихи — это не зарифмованные слова, а большой труд ума и сердца. С этого дня к поэзии он стал относиться очень серьёзно.

Закончил одиннадцать классов, одновременно (с отличием) музыкальную школу. Директор готовил своего лучшего ученика по музыкальной линии — училище, консерватория. Но в самый последний момент, когда документы были уже готовы, друг Витя Пашнин соблазнил «надеть» офицерские погоны.

— Предал я и директора школы, и свои музыкальные способности.

Уже много позже как-то встретил его Александр Алексеевич и попенял:

— Я же тебя готовил к музыкальному поприщу, а ты за золотыми погонами погнался!

Кто знает, каких музыкальных высот добился бы Геннадий, выбери он в юности творческий путь?

В Качинское лётное училище приятели не поступили. Гену не взяли из-за зрения, а товарища подвело давление. Вернулись домой, экзамены везде уже закончились. В военкомате предложили поступить в Тульское ракетное училище. Оба поступили, хотя конкурс был пять с половиной человек на место. И началась учёба. Тяжело было привыкать к строгому распорядку, к физическим нагрузкам. Некоторые не выдерживали, уезжали. Геннадий выдержал. Более того — он активно занимался художественной самодеятельностью, читал стихи, играл на баяне, стал писать статьи в газеты.

GenaErshov1948_

Иван Петрович, Марина Ильинична
и Геннадий Ершовы. Фото 1948 г.

После окончания училища Геннадий Иванович Ершов три года служил на Дальнем Востоке в Хасанском районе, потом перевели в Германию. И тут произошел резкий и неожиданный поворот в его судьбе: заболел, попал в госпиталь и там познакомился со своей будущей женой Леной. У них родился сын Юра. Но, видно, не в недобрый час встретились. Разные они были. И хотя характеры у обоих были по-юношески вспыльчивые, Геннадий Иванович во многом винит себя, справедливо считая, что нельзя и нечестно всё сваливать на жену. Дело дошло до политотдела. Впереди замаячила разлука. Очень хорошо помнит Геннадий Иванович день прощания: перрон вокзала, 8 часов утра, она в вагоне с маленьким сыном, который машет ему рукой. Поезд тронулся. Вагон медленно стал удаляться, а они все машут… машут… Вернулся в гарнизон. Зашел в комнату. Тихо. Пусто. Одиноко. Сел, обхватил голову руками – семейная жизнь рухнула. Тогда он впервые напился. Начались проблемы по службе. Понял: надо уходить. В политотделе заявил: «В армии быть не могу».

Стенд

Дом №74 на Красноармейской улице

В 1975 году Геннадий Иванович вернулся в Бежецк. К гражданской жизни не был подготовлен. Встретила она его неласково. Переходил с работы на работу. Менялись места, люди. Постоянными были только неустроенность, одиночество и тоска. Вино от них не спасало, а только притупляло на время боль. Из этого состояния вывели духовные книги. И, прежде всего, Библия. Они потрясли его. Он другими глазами по-смотрел на свою жизнь, осознав, что дана она ему не в наказание, а как испытание силы духа. В 2001 году умерла вторая мама. Три с половиной года она не вставала с постели. Жили они тогда на Красноармейской улице. Этот дом (№ 74) одноэтажный, бревенчатый с тесовой обшивкой, вошёл в «Свод памятников архитектуры и монументального искусства России» (отв. ред. Г.К. Смирнов). Построен был во 2-й половине XIX века. Считается хорошим примером жилой архитектуры периода эклектики, в которой строгая композиция фасада сочетается с нарядным убранством в духе народных мотивов. Во 2-й половине XX века дворовую часть (крупный прируб с чёрными сенями и кузней) полностью перестроили, частично заменив деревянные стены кирпичными. Геннадий Иванович ухаживал за ней, да еще огород содержал. Успевал выскочить из дома только за хлебом. Тяжело было. После смерти Марии Ильиничны родных никого не осталось. Ночами писал стихи. Если бы не творчество, не музыка, не поэзия, не баян, не философские труды Вольтера, которого он очень любит, мог бы и совсем уйти из жизни.

GenaErshov1948_

После окончания военного
артиллерийского училища. Фото 1968 г.

В 1996 году друг Геннадия Ивановича Владимир Николаевич Луговской прямо-таки заставил его пойти в редакцию. И вот с того времени в обеих бежецких газетах стали почти регулярно публиковаться его стихи. Однажды отослал тетрадку лучших своих стихов в Тверь в редакцию газеты «Калининская правда». Не получив никакого ответа, поехал в эту редакцию, увидел свой многолетний труд под грудой папок. Разговорился с ответственным секретарем, и та шёпотом сказала, что здесь «окопались свои поэты». С тех пор пишет только для Бежецка. Правда, потом его стихи всё же были напечатаны: в журнале «Домовой», в газетах «Калининская правда», «Отражение», «Вече Твери» и др.

Геннадий Иванович написал больше 500 стихов — лирические, сатирические, исторические и даже частушки. Свыше 200 из них опубликованы в местных газетах, в бежецких поэтических сборниках «Солнечная песня», «Вечной памятью живы», «Бежецкие мотивы», в историко-краеведческом альманахе «Окрыленные рифмой», в антологии «Город Бежецк в художественной литературе и публицистике», подготовленной Тверским областным центром русского языка и русской культуры при содействии Правительства Тверской области, в антологии «Тихие песни. Бежецкий край в русской поэзии», составитель С. Сенин. Выпустил два собственных сборника: «Всё начинается с души» (2006 г.) и «Мне очень больно» (2012 г.). В каждом его произведении заложен глубокий смысл, потому и любят читатели его стихи, написанные простым, доступным языком, который понимают и молодые, и пожилые, и горожане, и сельчане. Геннадий Иванович всегда говорит и повторяет, что в стихах должна главенствовать душа.

— Стихи, пропущенные через душу, выстраданные, понятные любому читателю, будут чего-то стоить, будут любимы читателями. Иначе они будут просто сотрясением воздуха.

В центре русского музыкального искусства, расположенном в храме Иоанна Богослова, где Геннадий Иванович часто выступал, работал очень одаренный педагог Виктор Владимирович Котельников. Он предложил: «Я музыку напишу, а вы стихи о Нектарии Бежецком». Предложение понравилось, загорелся им и в марте 1997 года в течение двух недель написал «Нектариану», позднее переименованную в «Сказание о преподобном Нектарии Бежецком». Работать приходилось с трех до пяти утра, так как он ни на минуту не мог отлучиться от больной матери, прикованной к постели. В Бежецке еще не создавали произведений такого масштаба. А когда Котельников уехал в Ярославль, то написание музыки продолжил Алексей Леонидович Сумелиди. На одном из концертов чтение «Нектарианы» сопровождали вокальный ансамбль «Вдохновение» и ансамбль скрипачей «Миниатюра». А на своем творческом вечере в 2004 году в центральной библиотеке имени В.Я. Шишкова Геннадий Иванович исполнил «Сказание о преподобном Нектарии Бежецком» под аккомпанемент балалайки (В.В. Котельников) и баяна (В.М. Нуралин). Это был грандиозный фурор!

Небольшой экскурс в историю. Пасынком был Бежецкий Верх в семье господина своего Великого Новгорода. Его вспоминали лишь тогда, когда надо было собрать обильную дань с его обширнейших водных и лесных угодий, изобиловавших рыбою и пушным зверем. И бедные жители Бежецкого края, лишенные защиты и помощи, покорно несли все тяготы. В это тяжелое время (около 1460 года) пришел в Бежецк из Белозерского края благочестивый инок Нектарий. Он стал усердным молитвенником и защитником перед Богом за несчастных жителей бежецких.

Слух о подвижнической жизни инока Нектария быстро разнесся по окрестностям, и к нему начали приходить окрестные жители. На посильные жертвы прихожан были выстроены два деревянных храма. Один — во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, другой — во имя преподобного Сергия Радонежского.

Во время литовского разорения церкви и постройки монастыря были сожжены. На их месте были выстроены сначала малая деревянная церковь, а затем большая соборная, тоже деревянная. Церковь эта около 1680 года сгорела от грозы, и обитель осталась с одной малой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. В 1682 году стараниями братьев Семена и Сергея Заборовских была построена и освящена соборная каменная церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Почил преподобный Нектарий Бежецкий 3 апреля 1492 года (16 апреля по новому стилю). После его кончины основанная им обитель просуществовала около 250 лет и в 1764 году была преобразована в приходской храм.

Святые мощи преподобного Нектария покоятся под полом главного алтаря Введенской церкви между Жертвенником и Престолом. Ныне на месте Введенского храма установлен Поклонный крест, возле которого в день памяти преподобного служится водосвятный молебен.

«Сказание о преподобном Нектарии Бежецком», было включено в книгу «Небесный покровитель Бежецкого Верха», изданную по благословению Высокопреосвященнейшего архиепископа Тверского и Кашинского Виктора в 2004 году к 510-летию со дня кончины преподобного Нектария Бежецкого.

16 апреля, в день 510-летия со дня преставления преподобного, в музыкальном лицее (здание бывшего Храма Иоанна Богослова) состоялся концерт, посвященный знаменательному событию. В первом отделении в присутствии архиепископа Тверского и Кашинского Виктора и многочисленных гостей из Москвы, Санкт-Петербурга, Твери прозвучала кантата для чтеца (сам Геннадий Иванович), солирующего сопрано, смешанного хора, ансамбля скрипачей и фортепиано «Сказание о преподобном Нектарии Бежецком», восторженно встреченная слушателями. Дирижировал композитор Алексей Сумелиди, солировала Надежда Морозова. Профессор Владимир Николаевич Успенский после концерта подошёл к Геннадию Ивановичу, поздравил и, долго-долго пожимая руку, выразил неподдельное восхищение в его адрес. Закончил профессор словами:

— Нам осталось жить только верой.

Любопытно замечание одной из слушательниц:

— Я думала, будет какая-то самодеятельность, а это профессиональное произведение.

С того концерта прошло десять лет, но Геннадий Иванович до сих пор с особой теплотой благодарит композитора и дирижёра А.Л. Сумелиди, церковный хор, руководителя ансамбля «Вдохновение» и директора ДМШ им. В.В. Андреева Н.В. Морозову, солистов, пианистку С.А. Лобойко за то, что они много времени и сил в свободное от работы время отдали репетициям.

Немало в судьбе Геннадия Ивановича было светлых дней и творческих успехов, но не обошли стороной и невзгоды: потеря родной матери в раннем возрасте, которая подолгу болела и часто лежала в больнице, развод с женой, разлука с сыном, увольнение из рядов Вооруженных Сил, смерть отца и второй матери. Судьба не баловала этого человека. И всё же:

GenaErshov1948_

— Когда текст меня захватит, я забываю про все – про сон, про еду, про горечь утрат. Пишу чаще до полуночи, но лучше всего работается с трех до пяти утра, когда вокруг полная тишина. Бывает, возникает огромная потребность кому-то почитать.

Многие читатели обращаются к нему с просьбой поздравить стихами с днём рождения или просто посвятить поэтические строки. Никому не отказывает и пишет быстро, но так, что за душу берёт, а то и слезу выманит.

Прибегают к его помощи и бежецкие организации. К примеру, «ЦентрТелеком». Ему нужно было ехать на Селигер, чтобы принять участие в фестивале в качестве конкурсантов. На озеро съехались представители 29 городов, в том числе Твери, Смоленска, Ярославля. От Геннадия Ивановича требовалось многие вопросы конкурса осветить стихами. В целом «ЦентрТелеком» занял 16 место, а то, что было написано в стихах и заканчивалось песней под гитару, стало сенсацией. Геннадий Иванович одержал победу, но скромно умолчал об этом, хотя поздравления были бурные.

Натура у Геннадия Ивановича артистическая. Он никогда не отказывается от выступлений. А как он читал «Лунную сонату» под фортепианное сопровождение пианистки Аллы Щетинкиной! Это надо было слышать и видеть. Сюда же приплюсую и «Сказание о Нектарии Бежецком», о котором написано выше.

— Люблю выступать на сцене, что называется «из ботинок выпрыгивать». Не в том смысле, что погордиться, а в смысле потребности раскрыть душу слушателю. И чем больше аудитория, тем лучше. Хотя я весь погружен в текст, который читаю, но реакцию зала чувствую. Знаю, что людям нравится. Узнают на улице или в магазине, подходят, благодарят: «Геннадий Иванович, мы с таким удовольствием прочитали ваши стихи». Мне это, конечно, очень приятно. Чего же теперь ещё желать?

 


Валентина КОЛЕСНИЧЕНКО

Фото из семейного альбома Г.И. Ершова

 

P.S. С Геннадием Ивановичем Ершовым текст был согласован.

Неточностей и фактических ошибок нет.





         

**************

Материалы, размещенные на историко-краеведческом сайте "Бежецкий край" служат просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы не предназначены для какого либо коммерческого использования, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт "Бежецкий край" обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.



Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2017 год

SmartTop.info

Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта

Станислав Бривер
— технический администратор сайта

Вход на сайт

RSS записей

О сайте