Б К
Сайт Бежецкого краеведческого общества
 
Слайдер
logo_GL 3-ist imena Сайт ТОКО Николаевский Антониев монастырь media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)


© Интернет публикация сайта «Бежецкий край», 2020 г.

Н.К.Дроздецкая
Нина Дроздецкая

— кандидат искусствоведения, музыковед, краевед.

Родилась в г. Бежецке Калининской (Тверской) области. Окончила Калининское музыкальное училище, Горьковскую государственную консерваторию имени М.И. Глинки.

С 1975 г. преподаватель музыкально-теоретических дисциплин в Тверском музыкальном училище (ныне Тверской музыкальный колледж) имени М.П. Мусоргского.

В 2006 г. в диссертационном совете Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова защитила кандидатскую диссертацию на тему «Музыкальная жизнь Твери и Тверской губернии до 1917 года» (научный руководитель – заслуженный деятель искусств, проф. Л.Г. Ковнацкая). Важным достоинством диссертационного исследования Н.К. Дроздецкой является сильная краеведческая составляющая, основанная на глубоком анализе архивных музыковедческих материалов.

Автор многочисленных публикаций по проблемам музыкального краеведения в столичной и региональной периодике. Заведующая музыкальной частью Тверской филармонии (2010). Один из организаторов музыкально-краеведческих чтений, проводимых в ТОУНБ имени А.М. Горького (с 2002), редактор публикаций материалов чтений. Редактор-составитель трех выпусков альманаха «Музыка Тверского края». Член правления Тверского отделения Всероссийского музыкального общества (2003).

 

Предлагаемое читателю письмо об известном бежецком краеведе Викторе Семеновиче АНКУДИНОВЕ (1912–1985) написано его другом Борисом Петровичем ТАРАСОВЫМ (1910–2000) и адресовано Дине Иосифовне ФЛЕЙШМАН (1910–1989).
Все трое принадлежали к одному поколению бежечан, юность которых пришлась на первые годы Советской власти. Борис и Дина учились в одном классе; их объединяло участие в первых пионерских отрядах и движении «синеблузников» в родном Бежецке.  Любовь к своей малой Родине, интерес к бежецкой истории они пронесли через всю жизнь.
Переписку с Д. Флейшман Борис Тарасов собрал в отдельную папку и отпечатал на пишущей машинке. На закате жизни он передал папку бежецкому краеведу Анне Ивановне ТАРАНИЧ, которая в свою очередь любезно предоставила материалы переписки для публикации на сайте «Бежецкий край».
Частично переписка Тарасова и Флейшман уже публиковалась в книге «Памяти композитора Вениамина Флейшмана» (Тверь, 2013. С. 22–31; 80–87).
Компьютерный набор был сделан бежецким краеведом Амоном Аминовичем СУЛЕЙМАНОВЫМ (1957–2019). Ныне папка с письмами хранится в Бежецком городском архиве.
Впереди – полная публикация переписки Бориса Тарасова с Диной Флейшман на сайте «Бежецкий край».

 

Публикация подготовлена Н.К. ДРОЗДЕЦКОЙ

 

Редактор публикации С.В. БРИВЕР

 

 

 

Фотографии Б.П. Тарасова, Д.И. Флейшман, В.С. Анкудинова предоставлены Н.К. ДРОЗДЕЦКОЙ

 

 

ПИСЬМО о Викторе Семеновиче АНКУДИНОВЕ

6-го июня 1985 г.
Москва, Васнецов переулок

 

 

ЗДРАВСТВУЙ, ДИНА!

 

С января по сей день не в своей тарелке от болезней и утрат, да ещё всякого рода глобальных отрицательных мелочишек, имевших место в обозримом прошлом к обозримому будущему до… берёзки.

Семьдесят пять, семьдесят пять – обойма восьмидесятников.

Вечером 29 марта старший сын Виктора Семёновича Анкудинова (далее – ВС), Евгений сообщил: «Умер отец в Максатихе; брат позвонил из Донецка».

В Максатихе живёт вдовствующая, в бездетном одиночестве, старшая сестра ВС – Зоя (21.IV.1909), она перенесла тяжёлый инфаркт (IV. 84), живёт многотрудно без заработанной пенсии, городская жительница – в сельской местности.

С апреля 1984-го ВС еженедельно, а то и чаще, приезжал в Максатиху к сестре: в больницу и домой. Восстанавливал заботой и вниманием здоровье сестры, занимался ремонтом квартиры, работал в огороде, заготавливал топливо на зиму.

В первых числах ноября, тотчас по возвращении из Москвы с подарками к празднику, он приехал к Зое и почувствовал себя плохо. Зоя вызвала «скорую»; 280/140 – снято внутривенно, рекомендовано ПОЛЕЖАТЬ. На следующий день ВС отмахал 2,5 километра к поезду в Бежецк…

12-го ноября получил из Бежецка письмо. Адрес написан незнакомой рукой.

 

7. XI. 85. Городская больница Бежецка.
Как я попал в эту бывшую Учительскую школу Благовещенского монастыря? Ехал в поезде из Максатихи; подъезжая к Шишкову, почувствовал тошноту и пошел к туалету, на полпути потерял сознание и упал. Доставили меня мимо дома прямо в больницу…
Приказано лежать на спине и не поворачиваться… колют в обе руки, что-то вливают, говорят, что кардиограммы у меня неважные.
Давление 6.XI. в 10 час. – 210/130, в 14 час. – 150/90; 18 ч. – 140/70 («молодёжное»); сегодня утром 150/90 – моё нормальное…
Сейчас (т.е. 9.XI – Б.Т.) сняли очередную кардиограмму; молодая симпатичная врач сидела рядом, тут же посмотрела её и: «Лежать!»

 

11-го ВС покинул «учительскую семинарию». Сбежал.

«Отхлопал» на пишмаше огромадное письмо мне, начало его <датировано> 12-м, окончание – 13-м ноября. Я получил его на Васнецовском 16-го. Такое же письмо я отхлопал 13–14-го <ноября>.

В нашей переписке часто случалось: письма встречались в пути, раскланивались, тряслись в почтовых кибитках, и редко преодолевали дорогу на третий-четвертый день, а всё больше на пятый-шестой, на перекладных, да с заездами.

Мы: старший сын ВС – Евгений, Михаил Степанович Лебедев (врач-хирург, уроженец Молоковской волости Бежецкого уезда) и я настоятельно рекомендовали и даже требовали внести «поправки» в поведение и образ жизни ВС, умерить его бойкость и физические нагрузки.

В январе 85-го все <снова> всё повторили ВС – порознь в Москве, когда он начал совершать внеплановую, почти стрессовую поездку по железной дороге к сыну Константину.

 

Поезд дальнего следования отправлялся из Москвы поздно вечером. В беседах на Васнецова прошел весь день. Говорили «по широкому кругу вопросов»: о детях наших, давно ставших взрослыми, и, конечно о здоровье. Высказывали свои точки зрения, наши позиции то сближались, то расходились. Но мы-то не разошлись и не расходились. Каждый дружески отстаивал своё. Каждый был старчески упрям и по-своему справедлив и ортодоксален.

 

ВС подтвердил написанное в письмах и ещё раз объявил себя НЕМНОЖКО ФАТАЛИСТОМ и потребовал ПОДВЕСТИ ЧЕРТУ под разговором и рекомендациям о болезни, лечении и физических нагрузках.

Позднее мне стало известно: требование «подвести черту» он предъявлял всем, кто вёл с ним доказательный разговор о здоровье.

Одним из доказательств случайности «максатихинского эпизода» он упомянул, среди прочего, поход на лодке по Мологе: от Максатихи до Весьегонска – с внуком 12 лет и внучкой, хорошей спортсменкой 15 лет. Только дождливое лето прошлого года помешало полностью завершить этот поход.

Новый год – 1985-й начался у Анкудинова не гладко, продолжалась трёпка нервов. В январе он выговорился на Васнецовском переулке, о чём кратенько писал в письмах.

 

14 апреля 84-го в Донецке (Юзовка, Сталино) погиб трёхлетний внук Андрюша. Тамошний врач-педиатр, видимо с порога, поставил диагноз ОРЗ. Ох уж это ОРЗ – комплексное, не медицинское – для формирования благополучной статистики нашего времени и для будущих цифровых исследований, заболевание.
12-го было диагностирование, а 14-го Андрюша умер в машине «скорой». Его возили от больницы к больнице в поисках п р о ф и л я.
Погиб в августе на Львовщине дядя ВС, бывший чемпион РСФСР по боксу 1920-х годов, бородач-бежечанин ЛЁША АНКУДИНОВ – здоровяк, крепыш, приглашенный Комитетом Московского фестиваля 1957 г. в Москву; вызвали его из далёкой среднеазиатской глубинки. Погиб от перитонита: утром пришлём перевозку – госпитализируем.

 

Волнительными, как всегда, были часы у Анкудиновых на Первомайском переулке в Бежецке 31-го декабря. Вот-вот легонько скрипнет калитка, и они, раньше чем Костя пройдёт десяток шагов к крыльцу, опережая друг друга, обнимут любимого сына.

Калитка отворилась утром первого января, в дом вошла жена Кости Римма с внучками. Трудно поверить в слова, сказанные ею:

– С Новым годом… Мы уже четыре месяца разведены с Костей, я обменяла тамошнюю квартиру на бежецкую.

Тягостно было Анкудиновым. Много лет в канун Нового года Костя приезжал в Бежецк на Первомайский. Любимый сын сидел за новогодним столом, и это стало традицией. А тут – утайка распада семьи, проклятый постфактум.

 

Во второй половине января ВС в сопровождении сына Евгения был у Кости. Произошло знакомство с его трёхдетной избранницей; впечатление от избранницы великолепное. ВС возвращался через Москву посвежевшим, радостным, сверхэнергичным: «Мологский поход-85 до Рыбинского моря будет совершён с бОльшим экипажем – два мужика и две девицы».
В первых числах февраля в письме: «Купил для девиц палатку, она усовершенствована, лучше старой».

 

Зная многие подробности Костиного жития, я был искренне рад за ВС и всех причастных. НО… (опять это часто употребляемое в наше время, слово), НО в начале марта у Кости что-то происходит.

23-го марта Виктору Семёновичу Анкудинову пошёл бы семьдесят третий год. 19-го он должен был быть у Зои в больнице (у нее обнаружили опухоль) и 20-го вернуться в Бежецк.

В больницу он не пришёл.

Зоя, зная исключительную обязательность брата, попросила у врачей разрешения побывать дома. Приехала в сопровождении медсестры 26-го. Коммуналку вскрыли, Виктор мёртв. Определили: гиперкриз, смерть наступила 20-21 марта.

Короткой, обидно короткой была наша душевная дружба…

На столе – дневник-столетник, редчайший для нашего времени документ, автором которого был простой русский человек, проживавший некогда в Нечерноземной зоне во второй половине XIX века.

 

ДНЕВНИК ФЁДОРА ВАСИЛЬЕВИЧА АНКУДИНОВА

 

Первая запись 1860 года, последняя – 9 ноября 1907 года. Фёдор Васильевич – дед по отцу Виктора Семёновича Анкудинова.

Последнюю запись привожу полностью, опуская описание религиозных обрядов староверов.

 

…9 ноября скончался Василий Фёдорович Анкудинов.
Случилось это так: был болен с сентября месяца, жаловался на головную боль, а всё время ходил и был в делах. Около 3-го ноября ночью почувствовал сильную боль в спине около левой лопатки. Я потёр, по приказу его деревянным маслом, и скоро эта боль прошла, до рокового числа ноября же.
В 7 часов вечера начали молиться вечерю, отмолились около 8 часов. Собрались сесть ужинать: вдруг он почувствовал боль в спине, на этот раз гораздо сильнее. Доктор Н. А. Костяницин прибыл около 8 ч. 25 мин., осмотрел, измерил температуру и пульс, прослушал грудь, но ничего опасного не нашёл.
Сел писать рапорт, а в это время Василий Фёдорович лёг на лежанку со словами: «Я, Николай, лягу».
Был ответ доктора: «Полежи, старичок».
Прошла ещё минута, я стоял рядом с доктором и смотрел. Василий Фёдорович как будто заснул, даже захрапел. Доктор, не окончив рецепт, вскочил и взял его руку, чтобы посмотреть пульс; приказал подать холодной воды; вода оказалась рядом, помочили, но он уже был почти мёртвый.
Все были поражены этой неожиданностью.
Минут за пять до доктора он говорил: «Вот уж теперь я умру, И ОТЕЦ У МЕНЯ ТАК ЖЕ УМЕР, ТОЖЕ СПИНА БОЛЕЛА».
А ещё говорил: «Я умру, простите, Христа ради!»
Пересаживался с места на место, вероятно от сильной боли.
Говорил: «Болела голова, но можно было терпеть, а спина болит гораздо больнее, – нет терпенья!»

 

Всё переписано мной как в подлиннике. Только выделил одну фразу прописными буквами. Да.

Для ясности: НИКОЛАЙ – имя Николая Алексеевича Костяницина, умершего в 1919-1920 гг. от сыпного тифа во время эпидемии.

И ещё: в доме Костяницина на Большой (ул. Карла Маркса) в 1906 г. размещалась редакция «Бежецкой газеты» социал-демократического направления. Вышло несколько номеров. Будучи зав. уездным архивом, я выделил из привезенного валом архива Бежецкой типографии несколько экземпляров этой газеты и отдал Василию Ильичу Смирнову. У себя хранить мне было негде: жил на койке у Румянцева, А.С. и в семье Неворотиных (Василия, что умер в <19>84 г. в Воронеже).

В 1973 г. приехал в Бежецк и более недели жил у Васи Смирнова. Спросил о судьбе переданных печатных материалов типографии.

— Нет, утеряны в войну, – был ответ.

Однако среди репродукционных фотоснимков на плёнке видел у Васи репродукцию с двух номеров той газеты 1906 года. Ухитрился и сделал контр-негатив, истратив на это целую плёнку.

Эпизоду с репродукциями, возможно, посвящу отдельное письмо, и только тебе, Дина.

Возвратимся к дневнику Фёдора Васильевича Анкудинова. Автор дневника, дед Виктора Семёновича; Яков Анкудинов – прадед ВС. Оба они – и Василий Яковлевич, и Яков Анкудиновы перед смертью жаловались на сильные боли «головы» и «у левой лопатки».

В «Дневник» занесены многие сведения о жизни не только семьи Анкудиновых, но и жизни города Бежецка, сведения о событиях в государстве и в других странах – со своими толкованиями. Например, «1892 – БУЛЬВАР БЛИЗ МОНАСТЫРЯ УСТРОЕН В АВГУСТЕ И В СЕНТЯБРЕ ДЕРЕВЬЯ ПОСАЖЕНЫ».

Из 16 упомянутых в «Дневнике» смертей – ШЕСТЬ младенцев, СЕМЬ – от сердечно-сосудистых заболеваний, ТРИ – в глубокой старости.

Прочитал «Дневник». Не он ли был причиной самообъявления ВС «НЕМНОГО ФАТАЛИСТОМ»? Безусловно, ВС много раз читал его и перепечатал в ноябре 1979 г. Но, возможно, я ошибаюсь в своем предположении.

Он с каждым годом убыстрял оформление собранного им краеведческого материала. Купил новую пишущую машинку со стандартным шрифтом, отвёз её в Максатиху, чтобы там работать – печатать окончательные тексты под фотографиями старого и нового Бежецка.

Редактирование части материалов, как говорят, происходило у меня на глазах; он был дотошен, требователен к слову и дате, к соблюдению объективной правды. Очень, очень торопился, ворчал и поругивал меня, когда я несколько задерживался с ответом на его вопрос.

Повторюсь: я предполагаю, что после внимательного и многократного прочтения «Дневника» у ВС сложилась убеждённость в том, каким будет его и с х о д.

Знать бы раньше полное содержание «Дневника» бежечанам и бежецким москвичам, глубоко по-иному они оценили бы максатихинский эпизод и госпитализацию ВС. Убедили бы его отказаться от фатализма.

В одном из писем, в ответ на мои сетования на жаркую весну 1984 г. он писал из Максатихи 18. V. 84:

 

– Зоя лежит в больнице, каждый день навещаю её…;
– о групповой фотографии хора с Петром Семёновичем Виноградовым: Веня (Флейшман) в левом верхнем углу, выше и дальше всех…;
– жару переношу плохо, она мне д а в н о (разбивка моя – Б.Т.) противопоказана – гипертоник! – надоела.

 

Я счёл тогда: ВС возрастной гипертоник (а раз давно, значит, он и лечится!) – человек он с большой культурой, жизнелюб и активен в жизни.

В июне прошлого года он был у меня. Приехал за Улей, внучкой. Рассказал всё о лодке и снаряжении, и объявил ГОТОВНОСТЬ №1. Попытался уговорить ВС укоротить маршрут, упомянув о признании в майском письме о давнишней гипертонии и восьмом десятке – получил полный отлуп.

А КАК С «ДНЕВНИКОМ»?

Машинописная копия у меня на Васнецовском; она должна быть возвращена старшему сыну ВС – Евгению, канд. наук, геологу с вечными на всё лето геологическими полями, которого в феврале посетил гиперкриз. Евгений внешне, по складу характера – в отца.

Отдам его Ларисе Гургеновне – жене Виктора, женщине большой культуры, тактичности и деликатности. Скажу, п о ч е м у, почему только так.

Последняя ниточка связи с ЗЕМЛЁЙ БЕЖЕЦКОЙ ОБОРВАЛАСЬ. Другого внимательного, доверяющего, отвечающего открытой взаимностью, культурного, непредвзятого, знающего БЕЖЕЧАНИНА, влюблённого в свою землю, мне не найти.

ПОДВЕДЕНА ЧЕРТА.

Медленно движется лента магнитофонная, Царёв читает: «Свеча меркнет и гаснет…»

 

Здоровья тебе, ДИНА, здоровья АЛЕКСАНДРЕ МИТРОФАНОВНЕ*, всем, всем!

 

*Александра Митрофановна Славгородская – дочь Дины Иосифовны Флейшман (ред.).

 

 

 
* * *
 
photo



Авторское право

Материалы, размещенные на сайте Бежецкого краеведческого общества, служат образовательным и просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы свободны для некоммерческого использования и не предназначены для какого либо использования на платной основе. Изменение авторских текстов недопустимо, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт «Бежецкий край» обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей сайта, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.


Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2020 год
ПИСЬМО о Викторе Семеновиче АНКУДИНОВЕ – 05.07.2020

SmartTop.info
Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта
Вход в консоль

Политика конфиденциальности