Б К
Сайт Бежецкого краеведческого общества
 
Слайдер
logo_GL 3-ist imena Сайт ТОКО Николаевский Антониев монастырь media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)

Генеагенезис Шеманаевых

Бежецк, 2018–2020
УДК 908(470)
ББК 63.3(2Рос-4Тв)
И85

© Б.А. Исаков
© Публикация сайта «БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ»
© Редактор публикации С.В. Бривер


Авторское право

Материалы, размещенные на сайте Бежецкого краеведческого общества, служат образовательным и просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы свободны для некоммерческого использования и не предназначены для какого либо использования на платной основе. Изменение авторских текстов недопустимо, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт «Тверской край» обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей сайта, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.




 

Генеагенезис Шеманаевых
*  *  *
Приложение 1

Примечания к Главе 4

 

Примечание 1

Ныне это улица Шишкова дом 18-20. Дом купца Василия Арсеньевича сгорел в 1873 году. Сгорел на этом же участке двухэтажный дом, принадлежавший наследникам купца Петра Бородулина.

 

Примечание 2

 

В этом доме (Садовая улица дом 19) до поры до времени проживала вся его большая семья. Из окна не виден был его магазин, но базарная площадь была, как на ладони и дойти до магазина можно было за 6-10 минут.

 

 

Печальная судьба постигла их дом. К 2005 году все его старые владельцы ушли в мир иной. Наследники, проживавшие в Москве и Петербурге, от дома отказались. Дом был подготовлен к продаже. В 2005 году в доме возник пожар. Имелись подозрения, что был поджог с целью захвата земельного участка. Пожар был погашен, но к восстановлению дом был непригоден, и его разобрали. Простоял дом и послужил семье Шеманаевых 120 лет.

Это о нем сокрушалась Бежецкая поэтесса Галина Говорова:

 

…А на Садовой сносят старый дом.

Стоял, стоял, но ведь и дом не вечен.

Дом обречен, тем более что он

Не так давно пожаром был отмечен.

 

А я смотрю и не скрываю слез,

И сознаю: и я, как дом, старею,

И телом, предназначенным на снос,

С землей сливаясь, тоже присмирею…

 

Ну а пока – в моем дому огонь,

И тишина и пишутся стихи,

И рядом верный пес мою ладонь

Облизывает в знак своей любви.

 

…А на Садовой сносят старый дом…

 

В книге И.И. Климина «Очерки по истории Бежецкого уезда Тверской губернии» имя купца Николая Дмитриевича Шеманаева упоминается неоднократно, как активного представителя бежецкого купеческого сословия, заинтересованного в решении городских проблем.

 12 июня 1901 года городская Дума избрала для координации строительных работ учебного корпуса женской гимназии комиссию из семи гласных среди них Н.Д. Шеманаев и С.Г. Бардин. Так впервые встретилась информация, что Николай Дмитриевич помимо купеческого звания имел честь быть гласным городской Думы.

Другой момент – это совместная работа в комиссии двух родственников. Семён Григорьевич Бардин и Николай Дмитриевич Шеманаев двоюродные братья. Первый известный строительный подрядчик – второй купец, продает железоскобяные и москательные товары.

 В этом же году его избирают заместителем председателя «Общества вспомоществования ученицам Бежецкой женской Гимназии».

В 1902 году его снова избирают гласным городской Думы.

 

Примечание 3

 

Фотографии выполнены ~1898-1899 гг.

 

Примечание 4

Воспоминания Антонины Николаевны о родителях и близких родственниках Шеманаевых. Предоставлены Е.И. Шеманаевой.

«В зал ведут две двери, – из коридора и из гостиной. Двери двустворчатые – в одни мы входили с Лёшей, в другие выходили, – кругом! Это, видно, нам нравится.

 В зале в кресле сидит папа около овального стола с выгнутыми ножками. На столе большой слон, серый блестящий с корзиной на спине и с проводником на голове. Проводник с молоточком, а в корзине лежат душистые папиросы для гостей. Позднее в этой корзине хранились большие екатерининские платочки, куда они делись не знаю. Слона разбили, остатки его у сына Вас. Ев.

Папа (Николай Дмитриевич Шеманаев) болен. На столе, на тарелочке возле него лежит большая груша. Мы с Лёшей ходим. Папа подзывает нас, берет нож, разрезает грушу пополам и даёт каждому по половине. Мы молча берём, выходим из зала, останавливаемся у печки, – Лёша молча смотрит на меня, а потом говорит: «Папа больной а грушу нам отдал…». Мы молчим, что чувствую я – не помню. Берём половинки и молча едим. Снова идём в зал. Папа подзывает меня, берёт к себе на колени, целует. А я (негодная девчонка) сползаю с колен со словами: «Папа колется!». На щеках у него и правда ещё не побритая щетина. Было мне года 4, а Лёше около 9-ти.

 Год 1904.

Меня готовит в гимназию Аня. Я написала худо диктант, и Аня поставила мне «2». Я с рёвом несусь в низ, где лежит больная мама (Лидия Васильевна Шеманаева). Мама слышит мой рёв и говорит: «Тонюшка, кто тебя?» Я с готовностью: «Меня? Аня!». «Что ж она?» – спрашивает мама. «Да!» Я написала хорошо диктант, а она поставила мне 2″. «Ну, иди, позови мне Аню» – говорит мама. Бегу наверх со словами: «Аня, мама тебя зовёт!». Аня идёт к маме и мама ей говорит: «Аня, Тошка маленькая, ревёт… Постав ей что ни будь побольше!». «Ладно, мама». «Тоня, идём».

Я с гордостью поднимаюсь по лестнице, Аня берет мою тетрадку, зачеркивает двойку и ставит 5. При виде пятёрки я снова в рёв! «Да! Я написала худо, а ты мне пять! Ты издеваешься надо мной!». Аня смеётся. Чем закончилась эта трагикомедия, не помню, но на вступительных экзаменах в гимназию я получила 5″.

«Ёлка в «том доме». «Тот дом» – это дом дяди Васи и тёти Саши. Наш дом тоже назывался «Тот дом» в семье дяди Васи. Мы ребята: Вера, Валя, я, Леша и Аня дяди Сашина крутимся вокруг ёлки. Руководит нами Лена дяди Сашина, – она учится в монастырской школе, поёт и учит нас разным играм. Мальчики: Лёня дяди Сашин, Миша, Митя и Леша следят за горящими елочными свечами, вовремя тушат их, меняют. Старшие смотрят на нас. Были и другие дети, имена которых я забыла.

Дядя Вася, дядя Саша, заложив руки за спину, за борт пиджака, разговаривают, улыбаются. У дяди Саши очень голубые глаза, – он небольшого роста, – дядя Вася повыше. Тётя Саша, небольшая, полная, приветливая женщина с ключами за поясом, с волосами вьющимися у висков, хлопочет: надо всех накормить, наделить мешочками с подарками. В мешочках лежат и пряничные рыбки и конфеты, орехи, яблок, мандарины и американские орехи своими размерами удивлявшие нас.

Домой идём с мешочками сластей. И Митя с Лешей приносят такие же мешочки. Они студенты уже, но поедать сладости это не мешает.

Маня Васильна вспоминала, как их папа – дядя Вася любил их смешить за обедом рассказом о 40 блюдах «с редькой». Редька с мёдом, редька с маслом, редька с квасом, с пирогом, со сметаной, творогом, редька пареная, редька жареная и так 40 блюд. Жаль, что все 40 забыла.

Дядя Саша был не чужд сарказма. Помню, у нас на поминках съязвил «попу Богословскому»: «А что-то, атец Иван, Вы сегодня, очень скоро отслужили абедню. В соборе только еще звонили к «достойной», а у Вас уже «Сбранной волводе» (конец). Поп затрясся от злобы и, наклоняся сказал: «Не Ваше дело! Александр Дмитриевич». Дядя Саша иногда нарочито выговаривал «а» вместо «о». («Поп Богословский» – Постников Иоанн Николаевич священник Богословской церкви)

Ну и кончая о ёлках, надо сказать, что они бывали и у нас, и у дяди Саши. Но наши ёлки потускнели с болезнями мамы и папы.

И ещё немного о нашем саде. Какой он был большой, ухоженный!

Помню воскресенье, в кухне Дарья (кухарка) ловко орудует ухватом вытаскивая противни с ватрушками, вернее с преснушками. Преснушки это тесто на пахтанье – это то, что остаётся после сбитого масла. Одну ватрушку получаю я и бегу с ней на двор, за колодец, чтобы никто не видел, как я сбрасываю пальцем творог кошке, а сама ем то, что мне нравится: хрустящую основу.

Потом в сад, погода чудесная. На небе только одно облачко над высокими тополями. Наш сад! Повернул кольцо в калитке, войдёшь под навес, соединяющий два сарая, один с мелом. Под навесом висят качели на одного или двух, качель на которой можно было очень высоко взлететь и через крышу увидишь и весь наш дом, и двор.

Дальше – огород с грядками огурцов, три – четыре старых яблони, баня. Вход в сад отделяла гряда с горохом, вьющимся по гороховым кольям. Хмельные воротца, ведущие в цветник и ласточкино гнездо внутри.

Дальше кусты смородины, малины и мощные кусты орешника, образующие беседку. В беседке врыт стол, вокруг скамейки со спинками, две старые яблони, рябина. Осенью орешники давали много орехов, потряси только мощный, но гибкий ствол!

Белки появлялись иногда или вернее векши. Всего было в саду и сливы и молодые насаждения яблонь. Яблоки на них были под «надзором» старших.

Бегу я к орешнику, при входе в беседку, и вижу под первым кустом семью красивых «манжеток» и в каждой манжетке – капля росы, да какая! Вылить эту каплю в маленькую чайную ложечку – будет полная!

Присела я перед этой, блестящей на солнце красотой, да так и замерла! И сколько времени просидела не помню. Но в памяти на всю жизнь осталась эта сверкающая красота росы.

А вечером играли в «казаки – разбойники», лапту. Искать и находить «разбойника» в темнеющем саду было жутко! Найдёшь и несешься, сломя голову «застучать» во двор, а за тобой как кто-то гонится, страшно! Я записала на нескольких страницах то, особенно запомнилось с детства. А сколько ещё есть, что не вспомнит никто кроме меня и что умрет вместе со мной!

 

 

Храните фотографию с монастырём и высокой колокольней, на которую разрешали в Пасху подниматься всем, кто хотел! И мы «хотели» с Верой и были оглушены басом большого колокола и кричали что-то в уши одна другой и смеялись, а старая монашка – звонарь искусно дергала верёвочками другие колокола, нажимала ногой на педаль – доску и чудесный звон несся по голубому весеннему небу!»

(Вера – видимо, это Вера Васильевна Шеманаева).

 

Примечание 5

Дневник бежецкого священника И.Н. Постникова. Журнал «Источник» №4 за 1996 г. стр.18.

 «15 марта 1918 г. На 18 марта ожидается всеобщий открытый грабёж со стороны анархистов. Начинают выезжать из города, кто может, целыми семьями. Выехала в Сибирь большая семья В.Г. Чистякова, имевшего здесь большой мануфактурный магазин, выехал мой прихожанин В.Н. Шеманаев (молодой купец)».

 

Примечание 6

При поиске информации о Мстиславе Владимировиче Семенове в 2013 г., для публикации статьи о нем в музыкально-краеведческом сборнике «Музыка Тверского Края», Сулейманов Амон Аминович, Бежецкий краевед, обнаружил в Интернете архив Бюро по делам Российских Эмигрантов в Манжурской империи, где нашлись документы и фотографии семьи Семеновых. Некоторые из них будут помещены в этих примечаниях к главам Генеагенезиса.

 

Здесь мы видим пропуск № 1552 с фотографией, выданный в 1933 г. службой общих дел Управления Китайской Восточной Железной Дороги, по которому Семенову Владимиру Васильевичу, служащему Сл Э (видимо Служба Экономики), разрешалось входить в здание Управления КВЖД в часы занятий. Пропуск заверен печатью управления КВЖД и подписью Секретаря Службы общих дел управления КВЖД.

Имеется и второй такой же пропуск № 1517 с датой 1932 г. Эти пропуска свидетельствуют о том, что Семенов В.В. работал в 1932 и 1933 г. в Службе Э Управления КВЖД.

Имеется в архиве и анкета с фотографией (такого же вида, как и на пропуске 1933 г), заполненная рукой В.В. Семенова, в 1935 г. для Бюро по делам Российских эмигрантов. Для удобства прочтения анкеты мы напечатаем только ее содержание.

 

Бюро по делам Российских эмигрантов в Маньчжурской империи.

№21142. Фамилия Имя Отчество – Семенов Владимир Васильевич. № паспорта…

1. Общие сведения.

1. Время и место рождения. 1889 г. 1 июня, Воткинский завод.

2. Вероисповедание. Православный.

3. Подданство и национальность. Эмигрант.

4. Общее образование: низшее Домашнее.

Среднее Пермская гимназия.

Высшее Московский университет.

Примечание: указать, когда, где и какое учебное заведение окончил.

5. Настоящая профессия и специальность. А) Мелкий комиссионер. Б) Юрист.

6. Место настоящей службы – Случайные заработки.

7. Получаемый оклад содержания или заработка (подробно) –

8. Точный адрес – Канатная, дом № 8.

9. Куда и откуда прибыл в Манчжурию – В 1920 г. из г. Читы.

10. Семейное положение (жена, дети и кто состоит на иждивении):

–  Женат, на иждивении сын и жена, эмигранты.

11. Знание иностранных языков (какой и в какой степени)

12. Имеется ли какое либо имущество? Никакого.

13. Бытность под судом и следствием. – Не был.

II Общественно-политические сведения.

14. Политические убеждения – Беспартийный.

15. Что делал и где служил до 1914 г.? – Преподавал в мужской гимназии в  Воткинском заводе.

 до 1917 г.? – Занимался адвокатурой при  Екатеринбургском Окружном суде.

 до 1922 г.? – Сотрудничал в разных газетах.

16. Что делал и где служил до настоящего времени? Работал в газетах, занимался комиссионными делами, инкассировал деньги.

Примечание:Параграфы 15, 16 указать самым подробным образом.

17. В каких политических организациях состояли или состоите? – Не состоял.

18. В каких общественных, благотворительных, религиозных и других организациях состояли или состоите? – Не состоял.

19. Не имел ли советский паспорт и не подавал ли заявления о желании вступить в советское подданство? – Ходатайствовал, но получил отказ.

 в пасп. эм. поддан.

III Военные сведения.

20. Год вступления на военную службу и род войск. Был освобожден по статье 37лщ(?)

21. Военное образование: – учебная команда нет.

– военное училище или школа прапорщиков нет.

– Специальная офицерская школа нет.

– Военные академии нет.

– Военные курсы за рубежом нет.

Примечание: Указать наименование учебного заведения и год его окончания.

22. Военно-служебный стаж (строевой, штабной и военно-административный стаж – подробно, последний чин). – В гражданскую войну был чиновником военного времени.

23. Участие в кампаниях и походах нет.

24. Ордена и знаки отличия нет.

25. Ранения и контузии (указать степени их в смысле пригодности к военной службе).

IV. Гражданский и общественный стаж.

26. Какие занимал должности, в каком ведомстве, где и когда? нет.

27. Какие занимал выборные должности? нет.

28. Выбирался ли в законодательные учреждения, где, когда и от какой группы?  нет.

29. Ученые степени и ученые труды. нет.

 Настоящим подтверждаю, что все вышеприведенные сведения даны мною точно и правдиво, и за правильность таковых я несу полную ответственность.

Подпись: В. Семенов. 5 сентября 1935 г. Харбин.

 

Владимир Василевич скончался в 1945 г. в Шанхае, в возрасте 56 лет.

 

В своих письмах к Галине Анатольевне Мстислав Владимирович писал, что Анна Николаевна умерла (после 8-летней болезни) в апреле 1944 года, а Владимир Васильевич через год, т.е. в 1945 году. Следовательно, родители умерли оба в возрасте 56 лет, и в своем письме Галине Анатольевне от 29.12.1983 г. Слава написав: «Мои же родители умерли оба в возрасте 58 лет» – ошибался. Владимиру Васильевичу 58 лет исполнилось бы в 1947 г., а Анне Николаевне в 1946. Амон Аминович нашел в Интернете также некоторые документы, принадлежавшие Анне Николаевне. Это Свидетельство о рождении и крещении Анны Николаевны выданное Тверской Духовной Консисторией, а также Аттестат об окончании Женской Бежецкой гимназии и несколько фотографий.

 

Свидетельство о рождении и крещении

 

Свидетельство

 

По указу ЕГО ИПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА дано сие свидетельство из Тверской Духовной Консистории, с приложением казенной печати, в том, что в 1II части метрической книги Иоанно Богословской церкви города Бежецка за тысяча восемьсот восемьдесят восьмой год под № 5 значится следующая запись: Апреля 7 родилась, 8 крещена Анна, родители ея: Бежецкий мещанин Николай Димитриев Шеманаев и законная его жена Лидия Васильева, оба православного вероисповедания, восприемниками были: Бежецкий купец Василий Егоров Потапов и Бежецкого мещанина Семена Бардина жена Августина Васильева, таинство крещения совершил протоиерей Василий Тяжелов с псаломщиком Москвиным.

Гербовый сбор уплачен Мая 17 дня 1906 года.

Член консистории Протоиерей: О. Образцов

Секретарь: подпись

Столоначальник: подпись.

 

Восприемники: Восприемник (крестный папа).

Потапов Василий Егорович, купец – видимо, родственник отца Лидии Васильевны, Потапова Василия Арсеньевича, который скончался до вступления в брак Лидии Васильевны с Николаем Дмитриевичем.

Восприемница (крестная мама).

Бардина (Степанова) Августина Васильевна жена Семена Петровича Бардина. Дочь Степанова Василия Николаевича и Бардиной Марии Алексеевны.

Августина Васильевна приходится двоюродной сестрой Николаю Дмитриевичу по материнской линии и, следовательно, приходится двоюродной тетей Анне Николаевне.

Из этого документа мы видим, что Анна Николаевна рождена 7 апреля 1888 г. по старому стилю и была крещена в Богословской церкви г. Бежецка. Свидетельство о рождении, видимо, потребовалось для поступления на Высшие Женские курсы в Петербурге.

 

 

Аттестат об окончании гимназии

 

Наставницы

Штамп: 14 августа 1913 г.

25411

Аттестат

 

Предъявитель сего, ученица VIII дополнительного класса Бежецкой женской гимназии

Шеманаева Анна Николаевна, как видно из документов дочь мещанина, православного исповедования, родившаяся 7-го апреля 1888 г., по окончании общего курса наук в Бежецкой женской гимназии поступила в VIII дополнительный класс той же гимназии для специального изучения русского языка и математики и находясь в оном по 2-е июня 1907г при отличном поведении, все практически учебные занятия, установленные для учениц VIII дополнительного класса, выполнила хорошо.

В настоящем году, при бывшем испытании учениц VIII дополнительного класса, она Шеманаева Анна оказала нижеследующие познания:

1. В предметах общеобязательных:

В законе Божием отличныя 5

В педагогике и дидактике отличныя 5

В начальном преподавании русского языка хорошия 4

В начальном преподавании арифметики хорошия 4

2. В предметах специальных:

В русском языке отличныя 5

В математике хорошия 4

По сему, на основании установленных правил, она Шеманаева Анна, как удовлетворяющая все требованиям Высочайше утвержденного 24 мая 1870 года Положения о женских гимназиях ведомства Министерства Народного Просвещения и учебного плана VIII дополнительного класса гимназий, утвержденнаго г. Министром Народного Просвещения 31 августа 1874 г. приобретает звание домашней наставницы. В удостоверение вышеизложенного и выдано ей, Шеманаевой Анне сие свидетельство на основании ст. XIX вышеизложенного Положения, по определению педагогического совета состоявшемуся июня 2-го дня 1907 года, за надлежащею подписью и приложением печати. Город Бежецк июня 2-го дня 1907 года.

Председатель Педагогического Совета Измаил Иванович Максаков.

Начальница гимназии Е. Сладкова.

Члены Совета Священник Иоанн Алексеевич Докучаев

Учителя Клавдий Павлович Державин.

Геннадий Иванович Поленов

А. Максакова

Анна Ильинична Румянцева,

Василий Максимович Лисицын

А. Коровкин.

Антонина Николаевна Стратонитская,

И. Ионов.?

Секретарь совета: Иван Александрович Гаврилов

Печать Бежецкой Женской гимназии

 

Здание Бежецкой женской гимназии.

 

 

Из письма Елены Ивановны Шеманаевой. «Сын Анны Николаевны и Владимира Васильевича – Слава выучился на музыканта скрипача. Жил в Бежецке, был преподавателем в Бежецкой музыкальной школе».

 

 

 

 

Фотография сделана в Харбине в 1939 г. На ней Анна Николаевна Шеманаева вверху по центру. Сидит в шлеме неизвестный, но возможно, это Василий Николаевич Шеманаев.

 

Статья из Бежецкой газеты «Путь коммунизма» от 4 июля 1974 г.

«Обретенная Родина», автор С. Сенин. Выдержка.

«Двухлетним мальчиком Слава Семенов оказался на Китайской Восточной железной дороге в городе Харбине. Но и здесь за тысячу километров от Родины, с детских лет мальчик слышал русские народные песни: «Коробейники», «Из-за острова на стрежень» и многие другие, которые пробудили в нем любовь к русской музыке. И Слава поступил в музыкальный техникум на отделение скрипки. Он жадно познавал музыку. Именно она сближала его с Россией. Он чувствовал неповторимую красоту ее лесов, полей и рек, ее богатство. Музыка стала самым главным в его жизни.

Как волшебница сказка казалась ему Русь из рассказов матери: «Утопающие в весеннем шуме березок стоят на Родине деревянные избы. В цветущих садах заливаются соловьи. Нарядные мужики и бабы вышли на край села и ведут веселый хоровод». «Хоть бы одним глазком взглянуть на Россию» – думал в эти минуты Слава.

Жажда встречи с новым приводит его однажды к небольшой речке, где росли гигантские кувшинки. У юноши замирало сердце при виде этих больших, словно заплаты листьев. Но вдруг, как гром среди ясного неба, раздался выстрел и хриплый голос: «Стой!» – «Хунхузы», – мелькнуло в голове. Бежать было уже поздно. Бандиты окружили юношу и били до потери сознания. Очнулся Мстислав в глубокой холодной яме, он был привязан к стене. Перед ним стоял хунхуз (видимо, главарь) и требовал выкуп.

Каждый день казался вечностью. От бесконечных ударов и пыток, голода и холода юноша часто терял сознание.

Выкупая сына, отец продал все, что имел в доме. После этих страшных шестнадцати дней юношу трудно было узнать: весь в ранах и кровоподтёках. Последний раз над ним издевались на глазах отца. Для того, чтобы как можно скорее выехать из буржуазного Китая, Мстислав после окончания музыкального техникума переехал в Шанхай, где находилось советское консульство.

В это время фашисты напали на страну Советов. Лилась кровь. Пылали города и села. О «конце» России орали громкоговорители. Обивая пороги консульства, Мстислав рвался на фронт. Но из оккупированного японцами Китая уехать было невозможно.

Много мест работы сменил он. Сколько раз как огонь жгла сердце циничная буржуазная фраза: «Мне очень нравится твоя игра. Завтра можешь не приходить». Он понимал, что Россия нужна ему как воздух. Лишь только после войны, когда советские войска разгромили японских оккупантов, он вырвался из Китая. В поезде он не отрывался от окна, когда взгляду открывались широкие русские просторы: сосновые и березовые леса, золотистые поля пшеницы и цепи новостроек.

«Кому нужна здесь музыка?» – думал Мстислав – «Здесь больше нужны рабочие». Но приехав в маленький озеленённый город Бежецк (родину своей мамы), он понял, что ошибся. Очень нужна его профессия. Сначала Мстислав Владимирович преподает в педагогическом училище, а затем в музыкальной школе. Именно здесь открывается его яркий педагогический талант. Всю свою страстную любовь к классической музыке он от души отдает детям. С большой внимательностью и требовательностью Мстислав Владимирович следит за каждым движением пальцев. Каждая нотка буквально дрожит в воздухе.

Сегодня его ученица Валя Виноградова исполняет сложную пьесу Франсуа Шуберта «Пчелка». И если за окном не очень тепло, то здесь уже наступило лето. Ярко цветут цветы. Весело кружится в воздухе маленькая золотистая пчелка, перелетая с одного цветка на другой. Сколько прелести в этих нежных, плачущих звуках. «Я люблю музыку» – говорит Валя – «и в этом я очень благодарна своему учителю».

Много детей училось у Мстислава Владимировича. Среди них Галина Виноградова, Лариса Куранова, Маргарита Егорова и другие окончили музыкальные и музыкально-педагогические училища, Роберт Пакконен и Ирина Соловьева учатся в консерватории. А остальные становятся активными участниками художественной самодеятельности.

Мстислава Владимировича навещают бывшие выпускники, часто приходят письма, открытки, телеграммы. За свой труд он неоднократно получал Почетные грамоты, награжден медалью. В музыкальной школе, где работает Мстислав Владимирович, пять отделений: скрипки, баяна, виолончели, фортепьяно и аккордеона. За 17 лет работы ее окончило свыше 260 человек».

О жизни русских эмигрантов оказавшихся волею судеб в Харбине, а затем в Шанхае писательницей Натальей Ильиной написаны роман «Возвращение» и автобиографическая книга «Дороги и судьбы». Ильина тоже пятилетней девочкой попала в Харбин столкнулась со всеми трудностями обучения, нахождения работы и выезда в Россию. В ее книге описаны и случаи похищения детей с целью получения выкупа. В одном случае молодой пианист погибает в плену у бандитов.

 

Примечание 7

В Бежецком городском архиве, фонд 12, опись 2, обнаружил три документа относящиеся к работе Марии Николаевны.

 

Документ 165

Удостоверение

Выдано настоящее Отделением Народного Образования Общего Отдела Бежецкого Уисполкома Тверской губернии Шеманаевой Марии Николаевне в том, что она действительно является воспитательницей Бежецкого детского дома «Дошкольник».

На работе по дошкольному воспитанию т. Шеманаева на разных должностях работает в УОНО с 1918 года.

 С производственной стороны т. Шеманаева зарекомендовала себя как ценного работника – дошкольника, что подписями и приложением печати удостоверяется.

Зав. ОНО Якимов Секретарь общего отдела Философов. 14.12.1925 г.

 

Документ №

Заявление

 В ОНО от воспитательницы детского дома «Дошкольник» М.Н. Шеманаевой.

Прошу ОНО перевести меня на работу из детского дома «Дошкольник» на другую работу. Причина – перевод детского дома «Дошкольник» в Красный Холм, куда я по причинам для меня важным поехать не смогу. М. Шеманаева. Входящий-Сентябрь 1927 г. Бежецк. Садовая 5. Приписка: В отпуске с 29.02 по 5.03.1928 г.

 

Документ 09.05.1928 г.

Справка

Первого мая после 3-х недельного отпуска приступила к работе. М.Н. Шеманаева.

 

 Примечание 8

Дневник бежецкого священника И.Н. Постникова.

Журнал «Источник» № 5 за 1996 г. страница 23.

«23 июля (1918 г) Произведены перевыборы педагогов городских учебных заведений комиссией под председательством комиссара народного просвещения Воробьёва, состоящей из двух представителей городского Совета, трех представителей Совдепа, двух от Союза деятелей средней школы и двух от родительских комитетов реального училища и гимназии. Избран старый состав, кроме учительницы реального училища Шеманаевой, как буржуйки (дочь местного купца), и учителя пения женской гимназии священника Козырева».

 

Из письма Нины Константиновны Дроздецкой, Б.А. Исакову: «Наш архив возобновил свою работу после каникул, и я сегодня отправилась туда, чтобы посмотреть заказанные дела.

Из них два дела, М.В. Шеманаева и Л.Н. Шеманаевой касались Ваших родных.

Сразу скажу, что из двух заказанных дали посмотреть только одно дело – «Об определении на должность преподавателя немецкого языка Л.Н. Шеманаевой».

Дело М.В. Шеманаева было объявлено «ветхим», а посему не годным для ознакомления.

Зато в деле Лидии Николаевны обнаружился очень интересный документ – Ходатайство председателя педсовета (ФИО там не обозначено).

В деле также лежит Заявление от 16.02.1918 самой Л.Н. Шеманаевой с приложением Свидетельства об окончании женских педагогических курсов новых языков М.А. Лохвицкой-Скалон от 20 дек. 1917 г. за № 1607, но Свидетельство отсутствует.

Я переписала для Вас текст Ходатайства, благо он напечатан на машинке и там с текстом все понятно. Итак:

 

«В Комиссии по перевыбору учащих в учебных заведениях г. Бежецка, в заседании 5 августа с.г. заявлен был отвод против учительницы немецкого языка в реальном училище Л.Н. Шеманаевой «за буржуазность ее происхождения», и большинством 6 голосов против 4 при одном воздержавшемся она была забаллотирована. 

Не имея возможности отрицать буржуазность происхождения Шеманаевой, я, однако, имел случай узнать, что сейчас вряд ли возможно причислить ее к буржуазному классу. После смерти отца Шеманаевой, занимавшегося торговлей, дело его было разделено между тремя его сыновьями и двумя дочерьми. 

 Дело, разделенное на 5 долей, оказалось очень незначительным и со временем свелось совсем на нет, так что всем членам семьи Шеманаевых пришлось зарабатывать себе на хлеб личным трудом. Один из братьев Шеманаевых – земский врач, другой служит в Союзбанке , третьего нет в Бежецке. Сестры Мария и Лидия должны были принять места учительниц начальных классов.

 Лидия Николаевна состояла учительницей год с половиной, но почему-то не понравилась инспектору народных училищ и лишилась места. Но есть было нужно, значит нужен был заработок. Шеманаева поучилась в Петрограде на курсах иностранных языков и приобрела права и знания, необходимые для преподавания немецкого языка. 

 Эти сведения я докладывал 15 сего августа педагогическому совету и он признал необходимым, чтобы сведения эти были сообщены. Было бы прискорбно, если сама буржуазность происхождения Шеманаевой стала как бы клеймом ее личности и сопровождалась бы лишением права на заработок, т.е. того права, которым пользуется всякий гражданин Российской Республики.

На основании вышеизложенного, педагогический совет реального училища покорнейше просит Комиссариат народного просвещения изменить, буде возможно, решение, принятое по Л.Н. Шеманаевой Комиссией по перевыборам».

 

Ходатайство подписано председателем педсовета, фамилия не обозначена. Но можно предположить, что это был сам директор реального училища, возглавлявший педсовет.

Вы не знаете, кто этот человек?

Чем закончилось это разбирательство – Лидию Николаевну утвердили в должности или все-таки нет?»

 

Из письма (17.09.13 г.) Б.А. Исакова Н.К. Дроздецкой: «Отвечаю на поставленные вопросы и сомнения с привязкой к тексту Вашего письма.

– «Дело, разделенное на 5 долей, оказалось очень незначительным и со временем свелось совсем на нет, так что всем членам семьи Шеманаевых пришлось зарабатывать себе на хлеб личным трудом. Один из братьев Шеманаевых – земский врач (это Дмитрий Николаевич Шеманаев, до революции он окончил медицинский факультет Саратовского университета служил на военной службе в качестве доктора),другой служит в Союзбанке (это Алексей Николаевич Шеманаев в год революции состоял на историко-филологическом факультете Петербургского университета и служил в Союз банке), третьего нет в Бежецке (это Василий Николаевич Шеманаев. 15 марта 1918 г И.Н. Постников в дневнике записал:»…Выехала в Сибирь большая семья В.Г. Чистякова…, выехал мой прихожанин В.Н. Шеманаев»); 

сестры Мария и Лидия должны были принять места учительниц начальных классов».

– «Ходатайство подписано председателем педсовета, фамилия не обозначена. Но можно предположить, что это был сам директор реального училища, возглавлявший педсовет. Вы не знаете, кто этот человек?«

Из книги А.Н.Самохвалова «Мой творческий путь стр.33: «Директором реального училища был Измаил Матвеевич Максаков – человек очень большой культуры…». Возможно, в книге допущена ошибка в написании отчества.

В письме Дины Флейшман Борису Тарасову на стр. 86 «Памяти композитора Вениямина Флейшмана» читаем: «Максаков Измаил Иванович, неприятный тип, его жена и свояченица преподавали французский язык».

В 1924 г Максаков и Максакова преподают в Бежецком педагогическом техникуме. Имеется фотография выпуска 1924 г.

Дневник И.Н. Постникова. 14 марта 1918 г.: «В реальном училище на педсовете – проверка полномочий директора применительно к постановлению Союза деятелей средней школы. Директор Высоцкий получил 10 из 18 избирательных шаров и положение председателя педсовета осталось за ним.

В этой выдержке названа другая фамилия директора реального училища – Высоцкий. Но, нужно помнить о том, что А.Г. Кирсанов, переписывая дневник Постникова, изменил фамилии некоторых известных в Бежецке людей. Об этом писал С.И. Сенин в предисловии при публикации «Дневника» в журнале «Источник».

По-моему, здесь мы видим как раз такой случай. Считаю, что в оригинале здесь было: «Директор Максаков И. И. получил…».

Далее в дневнике запись от 23 июля: «Произведены перевыборы педагогов городских учебных заведений комиссией под председательством комиссара народного просвещения Воробьева… Избран старый состав, кроме учительницы реального училища Шеманаевой, как буржуйки (дочь местного купца) и … Директор реального училища уцелел благодаря сильному заступничеству Шустрова».

Дата события, указанная в Ходатайстве (5 августа), а в Дневнике (23 июля), т.е расходятся по причине того, что в дневнике даты написаны по старому стилю.

Чем закончилось это разбирательство – Лидию Николаевну утвердили в должности или все-таки нет? (Лидия Николаевна всю жизнь преподавала в Бежецких школах, но информации о снятии «клейма» буржуйки и допуске к преподаванию у меня нет.).

Лидия Николевна Шеманаева скончалась в феврале 1984 года. Похоронена 28.02.1984 г.

 

Примечание 9

Из письма Елены Ивановны Шеманаевой к Н.А. Грибовой.

Дмитрий Николаевич Шеманаев. «Окончил Николаевский Медицинский институт. Всю жизнь проработал хирургом. Участник 1-ой мировой воины, Великой Отечественной войны и войны с Японией. Работал в Твери, Рязани. Закончил жизненный путь в Кораблино Рязанской области, где похоронен с женой Юлией Александровной (второй брак) Впервые Дмитрий Николаевич женился в 1919 году. Имел сына Глеба.

Глеб Дмитриевич родился в 1931 году в Твери, в войну жил в Бежецке. Окончил среднюю школу с золотой медалью в Рязанской области. Окончил Московский энергетический институт с красным дипломом. Кандидат технических наук. Профессионал в области физики и математики. Тяжело перенёс годы перестройки, не приспособился. Два инфаркта. Скончался в 1999 году. Похоронен на Митинском кладбище. Ныне здравствуют и проживают в Москве его дети Юлия и Кирилл Глебович с мамой Еленой Ивановной Шеманаевой (в девичестве – Курченко)».

 

Примечание 10

Из письма Елены Ивановны Шеманаевой.

«Алексей Николаевич (1895–1942) После окончания Рыбинской гимназии учился на Историко-филологическом факультете Петербургского университета. Работал в Петербурге на заводе «Севкабель» конструктором. Женился на молодой учительнице Ольге Михайловне Васильевой. Имел сына Кирилла».

Из рукописных материалов О.М. Шеманаевой (Васильевой).

Представлены Владимиром Кирилловичем Шеманаевым.

«Шеманаев Алексей Николаевич, переживая смутное время в Петербурге и выстукивая на пишущей машинке, взятой в Союз-Банке, родословную Шеманаевых не забывал о необходимости найти спутницу жизни. Ольга Михайловна Васильева, молодая учительница, окончившая Бежецкую женскую гимназию, разбила его сердце.

Свадьба состоялась в феврале 1919 года, а в декабре 1919 года у них родился сын Кирилл.

Алексей Николаевич совмещал учёбу в университете с работой в Союз-Банке в качестве секретаря. Ольга Михайловна продолжала учительствовать в деревне Галкино Молоковского района. Проработав так несколько лет, Алексей Николаевич работать учителем не стал, а устроился на завод «Севкабель» чертёжником. Впоследствии стал конструктором.

Ольга Михайловна приехала с сыном в Ленинград и продолжила работу преподавателем в начальных классах средней школы.

В 1939 году Кирилл окончил среднюю школу и, получив диплом (аттестат) с хорошими и отличными отметками, поступил в Ленинградский Первый Медицинский институт. Когда он перешел на 3-й курс – разразилась война, блокада, голод. Несмотря на невероятно тяжелые условия жизни в осаждённом городе Кирилл Алексеевич продолжал учение. Дома занимался при «коптилке» у времянки (буржуйки) на голодный желудок. В декабре месяце 1941 года карточки не отоваривали и хлеба стали давать по 125 грамм.

21 января 1942 года умер от дистрофии Алексей Николаевич Шеманаев.

Ольга Михайловна и Кирилл Алексеевич тоже были в ужасном состоянии. В феврале стали поступать продукты через Ладогу. Открылись стационары для истощённых Ленинградцев. Первым туда устроился Кирилл, а потом и Ольга Михайловна. Пребывание в тепле, регулярное питание, отдых восстановили упавшие силы и выйдя оттуда Кирилл смог продолжить учение, а Ольга Михайловна работу.

В 1943 году Кирилл Алексеевич окончил Первый Медицинский институт, получив диплом врача с отличием. Сразу же был призван в армию и получил назначение в лыжный батальон, потом в 1944 году был переведен врачом в полк. По окончании войны Кирилла Алексеевича не демобилизовали, оставили в рядах армии заграницей. Служил в Австрии и в Венгрии. Там встретил и женился на Татьяне Андреевне Егуновой.

1 марта 1949 года у них родился сын Владимир.

Ольга Михайловна продолжала жить в Ленинграде и учительствовать. За безупречную работу получила орден «Трудового Красного Знамени» и орден «Ленина», медали «За оборону Ленинграда», «За доблестный труд» и другие. В 1957 году была награждена знаком «Отличник Народного Просвещения». В этом же году выходит на пенсию. За свою безупречную работу с 1 сентября 1916 года по 1 сентября 1957 года получила пенсию 54 рубля 80 копеек!!!

В 1952 году Кирилл Алексеевич был переведен на работу из заграницы в Союз. Попал врачом в строительный батальон в Марийскую АССР. Забрав сына, который жил у бабушки в Ленинграде, и купив пластинку? с довольной физиономией и полные радужных надежд отправились супруги в Марийскую АССР. Прожили там несколько лет.

Благодаря усиленным просьбам бабушки Ольги Михайловны сын Кирилл Алексеевич был откомандирован в Ленинград, где получил назначение в Новгородский госпиталь, который временно находился в Тарту. Проработав в Тарту и Новгороде, в 1955 году Кирилл Алексеевич переводится в Ленинградский Окружной Военный Госпиталь, где он работает начальником 15-го отделения (инфарктное). Жена его Татьяна Андреевна не работала, потом устроилась работать в Райком Партии Дзержинского района Ленинграда. Потом прекратила работу из-за болезни сердца.

Моя жена Татьяна Андреевна Шеманаева (Егунова) родилась в Москве. В годы Отечественной войны добровольно вступила в ряды Советской Армии. Окончила курсы военных радистов и была направлена на фронт. Службу проходила в радиоузле разведывательного управления 1-го Украинского Фронта. После окончания Великой Отечественной Войны, полк, в котором я служил, был расформирован, и я был направлен для дальнейшего прохождения службы в тот же радиоузел, где служила Таня. Здесь мы познакомились и в последствии поженились. Это было в Австрии в 1945-46 годах. Прожили мы вместе 50 лет. Я продолжал служить в Армии и как все семьи военных мы не имели «ни кола, ни двора». Кроме чемоданов мы ничего не имели. Поскитались мы с Танечкой и по заграницам, и по России-Матушке. Годы войны, фронт, неустроенный быт после войны подорвали здоровье Тани. Она часто и подолгу болела. Перенесла операцию на сердце и несколько инсультов. Скончалась она в 1997 году на 74 году жизни. Прах её захоронен в могиле моего деда и матери. В 1955 году меня перевели служить в Окружной Клинический военный госпиталь в Ленинграде на должность ординатора терапевтического отделения и дали комнату в 17 кв. Метров. Мы были безумно рады этому. Наконец-то закончились наши скитания по городам и весям.

Служба моя проходила в госпитале успешно. Продвинули и в должности, и в звании. Наладился семейный быт. Но всё хорошо и благополучно бывает, видимо, только в сказках и во сне. В 1974 году я заболел. Перенес несколько операций на брюшной полости, которые протекали с тяжелыми осложнениями. Врачами был приговорен к смерти, но выжил «всем чертям назло». Однако это сказалось на моей служебной карьере. Продолжать интенсивно работать в Госпитале мне уже стало трудно, и я подал рапорт с просьбой уволить меня из армии на пенсию, что и было сделано в 1975 году.

После выхода на пенсию, я устроился на работу в Медицинское училище в качестве преподавателя по терапии. В 1990 году был вынужден уйти с работы, так как тяжело болела Таня, и весь уход за ней лег на меня. Сейчас, когда пишу эти строчки мне 81 год, здоровье соответственно возрасту. Живу в семье сына Шеманаева Владимира Кирилловича, который родился в 1949 году. После того как он закончил восьмилетку, поступил в Авиационный техникум. После его окончания, продолжал учёбу в Горном институте, который успешно закончил в 197 году. Однако, работать по специальности не удалось, так как он был оставлен на кафедре физического воспитания Горного института в качестве преподавателя по туризму.

Дело в том, что в течение многих лет он занимался горным туризмом, имеет звание «Мастер спорта» по туризму. Работая на кафедре физического воспитания преподавателем, защитил диссертацию. Получил учёную степень кандидата педагогических наук. Был назначен на доцентскую должность, а позднее получил звание «доцент». В 1988 году женился на Татьяне Валентиновне Сопелко. Родились дети: Алексей в 1989 году, Кирилл в 1993 году. Содержать семью на доцентскую зарплату в наши дни стало невозможно, то Владимир Кириллович занялся бизнесом.

Его жена работает в институте озероведения Российской Академии Наук, одновременно учится в заочной аспирантуре. Дети учатся. Алексей в Петербургском государственном университете. Кирилл – в школе (декабрь 2006 г).

 

Примечание 11

Сохранилось достаточно много фотографий детей Николая Дмитриевича.

Приведем здесь групповые фотографии.

 

 

Эта фотография сделана в августе.1913 г.

После летних каникул все разъезжаются из Бежецка. На обратной стороне есть автографы:

– Аня, ешь больше, и да будет тебе благо. 
Именем медицины заклинаю тебя. (РОСПИСЬ)

Д. Шеманаев 25. 08. 13

– В единении есть сила. Если мы и разъезжаемся по разным городам, то я думаю, будем всегда помнить нашу сейчас сплоченную семью. Брат (РОСПИСЬ)

 В. Шеманаев

– Милая Аня, не забывай брата твоего Лошу, брата №3, он, когда сделается знаменитостью, окажет тебе «протеже». 26 августа 1913 года. Милая и высокоуважаемая Аня, Анна дорогая, ты моя Анна, у-у -у-у… Не уезжай, Аня!! Единоутробный брат твой нумер «три». Аня, прости, что писал в три приёма. Алексей

– Нет ничего лучше молодого беспричинного смеха, запомни, Аня, и хохочи без толку. Сестра №3 Лидия.

– Золотая Аня не забывай свою сестру Тоню.

– Ах, Аня, Аня, счастлива ты, что уезжаешь уже на место. Ни печали тебе нет, ни воздыхания. А тут вот… мечешься из стороны в сторону… Не забывай обо мне и присылай 100 руб.в месяц в письме. Не забудешь об сестре №2 так пришлёшь. Мария.

В этот же день, видимо, выполнена и следующая фотография.

 

Во время поездки в Бежецк в июне месяца 2006 года Елена Ивановна Шеманаева дала мне переписать документ, написанный рукою Антонины Николаевны Шеманаевой.

 

Автобиография учительницы Удомельской средней школы

Шеманаевой Антонины Николаевны.

«Я родилась в 1900 году в городе Бежецке ныне Калининской области в семье мещанина. Рано лишившись родителей, росла и воспитывалась среди более старших братьев и сестёр. В 1918 году окончила 8 классов Бежецкой женской гимназии и в том же году поступила на Канцелярскую работу в Бежецком Исполком. Год спустя перешла на учительскую, а затем на дошкольную работу (закончив краткосрочные дошкольные курсы в городе Тверь) в 1920 году, которая меня в то время интересовала.

В 1925 году, я, получив в Москве визу, уехала к сестре в Харбин, где работала в нулевых группах при 4-ой школе КВЖД. После продажи дороги имела частные уроки. В 1936 году уехала в Шанхай, где также имела частные уроки и работу вплоть до 1944 года, когда была организована школа при клубе для детей граждан СССР, в которой я и работала. В 1946 году открылась в городе Шанхае школа семилетка, для детей граждан СССР, организованная Советским Генеральным Консульством в Шанхае. Ввиду наплыва учащихся среди учителей назначенных в эту школу была и я.

В 1947 году я уехала на Родину вместе со многими советскими гражданами на пароходе «Ильич» предоставленном для этой цели заботами Советского Генерального Консульства.

Вернувшись на Родину я работала год в качестве учительницы в городе Киделе*) Молотовской области, а затем списавшись с родными переехала в родную мне Калининскую область. В начале учебного 1948 года замещала одну четверть учительницу 4-го класса 3-ей средней школы. Затем, обратившись в Удомельский РОНО, получила назначение воспитательницы в детском доме. Определившись заочно на Московские Государственные курсы «Иностранных языков» на второй курс немецкого отделения, я получила работу учительницы немецкого языка в 5–6-ом классах Удомельской средней школы. В настоящее время закончила 4 курса «Иняза» и работаю в 5–7 ом классах той же школы».

 

*) Возможно, в названии города допущена ошибка и нужно читать «Кизиле», т. к. в Пермской области города с названием» Кидель» нет, а есть «Кизил».

 

 

 

Лето 1948 г. Снимки сделаны в огороде у дома 11 на ул. Радищева. На второмом снимке слева направо: Антонина Николаевна Шеманаева, Нина Михайловна Семенова, Мстислав Владимирович Семенов, Мария Александровна Шеманаева, Мария Васильевна Шеманаева.

 

Юрий Константинович Голиков, бежечанин, профессор, зав. кафедрой Политехнического института, поведал мне (декабрь 2007 г.) небольшую историю о переезде Антонины Николаевны в 1947 г. на Родину, которую она ему рассказала.

«Когда поезд с реэмигрантами прибыл на станцию, где их должны были распределить по поездам, идущим к местам их жительства, то какой-то высокий начальник из КГБ в Сибири решил воспользоваться дешевой рабочей силой. Он отправил всех возвращенцев на какой-то глухой полустанок, там их выгрузили, заставили строить себе жилье и заниматься лесозаготовками. Благодаря присутствию среди возвращенцев человека близкого к дипломатическим кругам, в СССР и за рубежом был поднят шум об аресте реэмигрантов. С помощью министерства Иностранных Дел шум был замят, и большинство людей избежало отсидки в лагерях. В число счастливчиков попала и Антонина Николаевна».

При поиске в Интернете информации о Юрии Константиновиче Голикове 13.12.13 г. обнаружил информацию о его кончине. «Профессор кафедры, д.ф.-м.н. Юрий Константинович Голиков скончался 1 октября 2013 г. на 72-м году жизни».

 

Вот как отзывалась Галина Георгиевна Губанова о Юрии Константиновиче Голикове: «Профессор, доктор физических наук Политехнического института. Чудо человек. Много работает. Его мама тоже связана с родословной Шеманаевых. Юра в Бежецк приезжает, всегда заходит ко мне».

О последних годах жизни Антонины Николаевны Галина Георгиевна писала:. «Анна Александровна Попкова после демонстрации в Советские праздники 7 ноября и 1 мая приходила в гости к Антонине Николаевне. Они обедали и после обеда устраивали тихий час. После тихого часа шли к нам. Лидия Николаевна к нам вечером с ними не приходила, а приходила поздравлять с праздником на следующий день. Наверно, вечером для нее уже было тяжело, а может и неудобно. В общем, режима жизненного не нарушала».

После смерти Марии Николаевны Антонина Николаевна осталась в доме одна. «Когда она осталась в доме одна, она задумалась о доме престарелых. У нас в тот год уже болела Анна Александровна (Попкова), Антонина Николаевна навещала ее и видела как за Аней ухаживали все мы. Видимо, Антонина Николаевна и подумала о том, как она будет жить одна. Ее звали к себе племянники, один в Москву, другой в Ленинград. Им тогда что-то уже по 60 лет было. Вы наверное знаете их. (Речь идет о Глебе Дмитриевиче – умер в 1999 г., и Кирилле Алексеевиче – умер в 2005 г.), Но Антонина Николаевна отказалась и подала заявление в дом престарелых. Нонна (Викторовна Румянцева) часто приходила к ней. Работала рядом на счетной станции, это теперь пенсионный дом на переулке Чернышевского, между улицами Льва Толстого и Радищева. Помогала по хозяйству. Что-то купит в магазине – принесет. Отговаривала от дома престарелых. Но ее было не отговорить».

Умерла Антонина Николаевна и похоронена в городе Кимры. На похороны ездил Владимир Кириллович Шеманаев.

 

Далее…

Примечания Бориса Анатольевича Исакова к Главе 5 труда братьев Шеманаевых готовятся к публикации.

 


Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2020 год
Генеагенезис ШеманаевыхПриложение 1Примечания к главе 4 – 05.07.2020

SmartTop.info
Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта
Вход в консоль

Политика конфиденциальности