Слайдер

МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ – БЕЖЕЦКИЙ ПРЕЕМНИК ВАСИЛИЯ АНДРЕЕВА

logo_GL
logo_GL 3-ist imena kultura alm media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)


М узыка Тверского края

ПОРТРЕТЫ ТВЕРСКИХ МУЗЫКАНТОВ


Интернет публикация сайта «Бежецкий край» 2018 г.

Авторы:       Нина ДРОЗДЕЦКАЯ   2018 г.



klnt

Л.М. Кузнецова

МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ —
БЕЖЕЦКИЙ ПРЕЕМНИК ВАСИЛИЯ АНДРЕЕВА


Кузнецов М.И.

М.И. Кузнецов
(1904–1985)




klnt

Детство и юность

Михаил Иванович Кузнецов родился 29 октября 1904 г. в дер. Толстокосово Бежецкого района, в семье крестьянина-середняка Ивана Васильевича Болтушкина1. В 1910 г. семья переехала в Бежецк – на Кашинскую улицу, 54. Дом был добротным, пятистенным: в одной половине жила семья, в другой находилась питейная лавка, где Иван Васильевич торговал брагой. После знаменитого бежецкого пожара в 1921 г., когда полностью выгорела вся Кашинская улица, он заново построил небольшой, но уютный домик.



Дер. Толстокосово расположена на левом берегу Мологи, на пути между пос. Дорохово и селом Присеки – в 8,6 км от Бежецка.


В 12 лет Миша впервые услышал игру на гитаре. На ней сыграл столяр, зашедший к отцу. Столяр играл великолепно и оставил незабываемое впечатление. Миша решил научиться играть на гитаре. Приобрёл самоучитель, овладел цифровой системой записи нот, изучил лады, и через некоторое время уже пел популярную в то время песню «Последний нынешний денёчек» под собственный аккомпанемент на гитаре-семиструнке. Любовь к гитаре он сохранил на всю жизнь.

Узнав, что в городе есть ансамбль мандолинистов и гитаристов, Михаил стал посещать его. В ансамбле выучил ноты и стал играть уже по ним. Бежецкие комсомольцы организовали оркестр народных инструментов, в котором Михаил играл на альтовой и басовой балалайках. В 1918 г. оркестр поехал по деревням с агитационно-просветительской концертной программой. Была зима, на санях музыкантов перевозили из одной деревни в другую; поездка продолжалась около месяца. Михаил запомнил первый концерт: небольшой дом, низкий потолок, маленькое окошко. В углу горела лучина, бросая слабый свет – однако, это не мешало игре.


Ученики Бежецкой художественной школы

Ученики Бежецкой художественной школы
Год неизестен


Миша Кузнецов сидит в ряду вместе с учителями, 4-м слева.


В Бежецке организовалась школа живописи, и Михаил стал заниматься там, проявил себя способным учеником. В 15 лет он решил поехать в Москву. В поступлении во ВХУТЕМАС2 ему отказали из-за несовершеннолетия. Огорчённый, Михаил пошёл на квартиру к ректору и показал свои рисунки. Посмотрев работы, тот разрешил взять юношу на учёбу. Проучившись до рождественских каникул в тяжёлых условиях холода и голода, Михаил вернулся в Бежецк.

Учитель по рисованию Н.Н. Чистяков3 предложил Михаилу поступать в Академию художеств в Петрограде. В первый же день приезда Михаил заболел сыпным тифом и проболел целый месяц – приём в Академию был уже закончен. Проучившись вольнослушателем несколько месяцев в мастерской художника Натана Альтмана, Михаил вернулся в Бежецк и здесь окончил среднюю школу. А в 1923 г. вновь поехал в Петроград и поступил в Академию художеств на живописный факультет4. При получении паспорта он взял себе девичью фамилию матери и стал Кузнецовым.

Занимаясь в Академии, он поступает на Курсы гитарного искусства известного музыканта Петра Исакова и достигает больших успехов. После сильнейшего впечатления от концерта испанского гитариста Андре Сегóвия Михаил перешёл с «русской семиструнки» на шестиструнную гитару. Вместе с П.И. Исаковым он принимает активное участие в организации Школы гитарного искусства.

На областном конкурсе гармонистов, балалаечников, домристов, гитаристов и мандолинистов, проходившем в Ленинграде 23 апреля 1928 г. гитарист Михаил Кузнецов получил Диплом 2-й степени, подписанный членами жюри и ближайшими соратниками В.В. Андреева – Федором Ниманом и Николаем Приваловым, а также дирижером филармонии Николаем Малько. В подарок молодой музыкант получил гитару.

В нашем доме долго хранилась афиша Ленинградской филармонии: 21 марта 1930 г. Концерт. Демонстрация новой музыкальной техники. Электромузыка! Среди фотографий исполнителей молодое знакомое лицо и подпись: Кузнецов М.И. (электрогитара).


Возвращение на малую родину

После окончания Академии отец вернулся в Бежецк, где проработал 2 года учителем рисования в педагогическом техникуме. Сохранился лист с характеристикой общественной работы преподавателя Кузнецова от 1 сентября по 1 июля 1931 г.: занимался казначейством, проведением культурной эстафеты по заданию РОНО в Леоновском и Марковском сельсоветах, выполнял поручения в ходе коллективизации в деревне. Был командирован в эти сельсоветы в качестве уполномоченного РИКа5 по всем хозяйственно-политическим кампаниям. В техникуме сделал художественное оформление к празднику 1 мая, бесплатно выступал на различных вечерах и концертах в п ользу добровольных обществ (ОДД6, МОПР7 и др.). Местком оценил тов. Кузнецова как активного общественного работника – далее следует подпись председателя В. Бушмариной.



ВХУТЕМАС – Высшие художественно-технические мастерские.

Николай Николаевич Чистяков (р. 1893) окончил Академию художеств (1916–1923) и получил звание художника живописи. В 1920-х гг. жил в Бежецке.

Академия художеств в 1922 г. была переименована в Высший художественно-технический институт (ВХУТЕИН), который Михаил окончил в 1929 г.

РИК – районный исполнительный комитет.

ОДД – Общество «Друг детей».

МОПР – Международная организация помощи борцам революции.


22 ноября 1945 г. отец был незаконно арестован на станции Плющево Казанской железной дороги, где он жил с семьёй в арендуемом доме. Был репрессирован по политической статье 58-10 как враг народа, сроком на 4 года. Сначала сидел в Москве, по три месяца в Лефортовской и Бутырской тюрьмах, а с апреля 1946 г. в колонии Астрахани.


Михаил Иванович Кузнецов на Баррикадной улице

Михаил Иванович Кузнецов в Москве у М.Н. Дубровиной на Баррикадной улице


В декабре 1949 г. он освободился из заключения. Приехал к семье в Москву на Баррикадную улицу, пробыл 3 дня, хотя имел право только на сутки. Если бы соседи донесли, его бы вновь арестовали – такое было суровое время. Отныне жить в Москве ему было запрещено – пришлось уехать на родину в Бежецк, к мачехе Анне Дмитриевне Болтушкиной.

С января 1950 г. отец – рабочий завода «Торфмаш», с сентября 1950 – художник Дома культуры и руководитель изостудии. Это были сложные годы: с ним боялись здороваться, так как в городе знали, что он сидел по политической статье. Чтобы выжить, Михаил брался за любую работу, кроме того, реставрировал и писал иконы для церкви. Дома сохранилось много договоров с директорами о написании транспарантов к праздникам, о покраске стен, крыш, замене окон и много чего ещё. За ним была негласная слежка, люди обязаны были сообщать в органы с кем и о чём он ведёт беседы, на какие деньги и как живёт.

Он был доверчивым человеком, верил даже тем людям, кто специально провоцировал его на откровения. Много позже отец рассказывал мне, как один бежечанин из уважения к нему сказал, что обязан сообщать о нем любые сведения и шутя, просил вести себя прилично в его присутствии.

Отец был реабилитирован только в 1962 г., после третьего запроса о пересмотре своего дела, сделанного им. Я хорошо запомнила этот день. И хотя была маленькая и ничего не понимала из разговоров, но глядя на ходящего по комнате взволнованного отца, поняла главное: письмо принесло в наш дом что-то хорошее и важное.


Михаил Иванович Кузнецов с женой

Михаил Иванович Кузнецов с женой Верой Сергеевной


В 1952 г. отец вторично женился на Вере Брызгаловой, учительнице русского языка и литературы СШ № 2. В 1954 г. у них родилась я, дочь Лидия. Как мы все размещались в нашем домике – до сих пор загадка для меня! Папа, мама, папина мачеха (одна в своей комнате), мамина мама (спала в прихожей), мои братья-школьники Владимир и Виталий, и я.

Жизнь шла своим чередом. Давняя любовь отца к гитаре и русским народным инструментам вызвала желание создать кружок музыкантов-любителей игры на народных инструментах, тем более, что до войны такой кружок в городе существовал. Немаловажным было и то, что Бежецк является родиной Василия Андреева – создателя Великорусского оркестра народных инструментов.

Сначала идея отца обсуждалась со знакомыми музыкантами, с учителями музыки в школах и педагогическом училище. Затем, в 1952 г. он попробовал создать ансамбль в школе-интернате. Ансамбль состоял из 8 человек. Играли на плоскодонных восьмиструнных португальских мандолинах, переделанных под домры: вместо квинтового строя – квартовый (ре-ля-ми), а 8 струн заменялись тремя. После года работы ансамбль выступил на школьном концерте и произвёл хорошее впечатление чистотой звучания и стройностью исполнения. Вскоре подобные ансамбли появились в СШ № 2 и медицинском училище.

В 1953 г. при педагогическом училище был создан ансамбль струнных инструментов, где в основном играли преподаватели музыки. Они выступали как в самом училище, так и на сценических площадках города.

Среди бежецких музыкантов-энтузиастов 1950-х гг. назову лишь некоторых, тесно связанных с отцом. Почти все они – участники его будущего коллектива: руководитель духового оркестра Иван Никитич Платонов, пианистка Ольга Павловна Лобанова и ее брат Анатолий, Владимир Георгиевич Белицер, Михаил Никитич Соколов, Алексей Кузьмич Никитин, Александра Александровна Денисова.

В это время мой отец активно обучал игре на гитаре всех, кто обращался к нему за помощью. Однако большинству его учеников приходилось переучиваться, поскольку музыканты-самоучки не знали ни правильной постановки рук, ни способов извлечения звука. Первые успешные шаги в организации ансамблей народных инструментов утвердили мечту отца о создании настоящего большого оркестра русских народных инструментов при Бежецком Доме культуры. Этот оркестр, организованный на родине В.В. Андреева в 1958 г., должен был стать продолжением дела великого бежецкого земляка-музыканта.


Бежецкий оркестр народных инструментов

Первоначально в оркестре было 13 человек. Это был разновозрастной коллектив, собранный как из профессиональных музыкантов, так и из молодых ребят-учеников. На фото первого состава оркестра запечатлены:

– домристы Владимир Белицер, Анатолий Никитин (сын), Юрий Тимофеев;

– балалайки-примы – Юрий Иванович Орлов, Юра Маров;

– балалайка-секунда – Гена Мареев;

– баян – Алексей Кузьмич Никитин-старший;

– балалайка-бас – Николай Николаевич Доброходов;

– контрабасы – А. Иродов и сам руководитель, Михаил Иванович Кузнецов.

Звучащий оркестр сразу привлек внимание бежечан. Число желающих играть в оркестре увеличивалось, вместе с тем процент остающихся был небольшим. Основная масса людей в процессе обучения отсеивалась.

Создавая оркестр, мой отец не прекращал совершенствовать собственные знания и навыки. Он говорил: «Я сам учился и других учил». Ездил на курсы повышения квалификации, где не стеснялся задавать мэтрам любые вопросы. Во время поездок в Москву посещал репетиции оркестра имени Осипова (дир. В. Дубровский) и оркестра народных инструментов Всесоюзного радио и телевидения (дир. В. Федосеев). Там он получал консультации от концертмейстеров по вопросам методики обучения, репертуару, инструментовке, а также по работе с оркестром.


Первый состав

Первый состав Бежецкого оркестра народных инструментов

Слева направо первый ряд: В. Белицер, А. Никитин, Ю. Тимофеев,
Ю.И. Орлов, Юра Маров, Гена Мареев;
второй ряд: М.И. Кузнецов, А.К. Никитин, Н.Н. Доброхотов,
Иродов (бас-балалайка).


Основная часть репертуара Бежецкого оркестра в 1960-70-ые годы состояла из произведений, взятых в библиотеке оркестра им. Осипова. Вспоминает гитарист Борис Алексеевич Никитин, начальник механического цеха завода БОЭЗ8:

 

«При оркестре был создан квартет гитаристов, в который входили М.И. Кузнецов, я, Ю. Басов, В. Мельников. Мы играли “Вальс” Будашкина, аргентинский танец “Милонга”, “Цыганскую плясовую”, “Гавот” из “Английской сюиты” Баха. В ноябре 1961 г. состоялись наши выступления в Доме культуры. С квартетом гитар выступал певец Виктор Бутаков и женский вокальный дуэт. Михаил Иванович много занимался с нами, подолгу проходил трудные места. Репетировали то в ДК, то у него дома. Гостеприимный хозяин угощал нас чаем и самодельным вином из ягод своего сада. Рассказывал об отечественных гитаристах: П.С. Агафошине, П.И. Исакове, А.М. Иванове-Крамском; о знаменитом гитарном мастере Федоре Гавриловиче Савицком, на гитаре которого он играл. Беседы были очень интересными, и мы удивлялись, как много он знал. В перерывах М.И. сам играл на гитаре. Много труда вложил он и в совершенствование инструментов: выравнивал грифы и лады специально сконструированными приспособлениями, за свой счёт оснащал наши гитары нейлоновыми струнами: их в то время трудно было достать. На несколько лет отдал мне для занятий свою личную испанскую гитару, пока я не приобрёл хороший инструмент. Все труды, вложенные М.И. в учеников, не пропали даром. Он буквально всех окружающих заряжал энергией, верой, что всё получится, а главное, передавал свою огромную любовь к музыке и искусству».



БОЭЗ – Бежецкий опытно-экспериментальный завод.


За 5-6 лет активной работы оркестр уже имел программу на два отделения. В оркестре играли 35 человек, среди которых были учащиеся школ и техникумов, рабочие, служащие, пенсионеры. В репертуаре – русские народные песни и танцы, пьесы русских и советских композиторов, произведения классиков. Я сама играла в оркестре в 1960-61 гг.


Вот список оркестрантов тех лет:

Алексей Кузьмич Никитин – баян,
Анатолий Павлович Ломакин – мандолина,
домристы – Инна Новикова, Тамара Москвина,
Валентина Колесниченко, Геннадий Ёлкин, Тамара Рубилова,
Валерий Лапин, Евгений Владимирович Колесников, Валерий Осипов.
Басовые домры – Евгений Крылов, Юрий Тимофеев.
Балалайки – Юлиус Пакконен, Николай Смирнов, Сергей Иванов,
Николай Доброходов, Николай Егоров,
на скрипичном контрабасе играл Малков.
Гитары – Борис Никитин, Юрий Басов, Валентин Мельников.


В рамках оркестра отец готовил ансамблевые номера: дуэты, трио, квартеты. Сколько же сил он отдавал доскональному выучиванию партий, достижению ровного и красивого тремоло, ансамблевой слаженности! Я уже не помню, как мы играли, но очень хорошо помню огромное количество профессиональных репетиций.

Оркестру потребовалась смена, и М.И. Кузнецов создаёт пионерский оркестр из школьников. В нем играли Саша Яковлев, Гена Головченко, Женя Степанов, Лида Кузнецова, Саша Никитин, два брата и сестра Соколовы – Александр, Володя и Таня, а также Таня Озерова, Надя Хоботова, Ира Георгиевская, Оля Букреева, Лена Мороз, Наташа Михайлова, Валера Лапин, Валя Бежанская и другие.

Многие дети играли во «взрослом оркестре», тем не менее, на концертах слушатели отмечали большую слаженность и чистоту звучания. Это целиком заслуга отца. Он всегда долго и тщательно настраивал оркестр, приходя за 1,5 часа до начала репетиции. Чтобы музыканты играли правильной аппликатурой, нужным звуком и понимали требования дирижёра, проводились индивидуальные занятия с двумя-тремя оркестрантами раз или два в неделю. Конечно, это не всем нравилось, но отец внушал, что без тщательной предварительной проработки хорошей игры не получится.


Дуэт с учителем

Яковлев Саша, дуэт с учителем


Индивидуальные занятия проходили и с участниками пионерского оркестрового состава, а чтобы внимание не рассеивалось, работа с детьми варьировалась. Обучение игре на домре или балалайке, показ исполнительских приёмов, постановка правой и левой рук чередовались с одновременным обьяснением азов музыкальной грамоты, ритма, размера произведения. Затем, для отдыха, папа переходил к музицированию: разучивал мелодии по слуху или «с рук». Индивидуальная работа – самая тяжёлая и кропотливая для руководителя, но как же много она давала музыкантам! После таких многочисленных, доскональных репетиций у детей появлялась бóльшая уверенность и желание заниматься.

Детский оркестр часто выступал самостоятельно. Отец аккомпанировал на гитаре, исполняя средний или басовый голос, а также варьируя главную тему подголосками. Репертуар состоял в основном из популярных русских народных песен, разнообразных по характеру: «Светит месяц» с вариациями В. Андреева, «Коробейники», «Как под яблонькой», «Во саду ли в огороде», «Во поле берёза стояла», «Мы – кузнецы» и другие.

Помню, как я играла с большим (взрослым) оркестром «Полосыньку» Дителя. Мне сложно было играть, т.к. пьеса написана для четырехструнной домры, где часто использовался мизинец, а он у меня был ещё слабым. Потом играли оркестром «Вечерний звон» Мосолова, и папа долго добивался незаметных, постепенных переходов звучания оркестра от пианиссимо до фортиссимо. Звучащее пианиссимо сложно сыграть любому оркестру, а самодеятельному тем более. Как же я, юная и шустрая, изнывала от бесконечных повторов одних и тех же мест!

Помню, как мы разучивали «Сказ о Байкале» Будашкина, «Марш Черномора» из оперы «Руслан и Людмила» Глинки, «Гопак» из оперы «Сорочинская ярмарка» Мусоргского – эти произведения мне очень нравились. А «Поэма» Фибиха – меньше, она казалась лёгкой и скучной. Когда разучивали «Сюиту» из балета «Лебединое озеро» Чайковского – музыка меня завораживала, а вот играть её мне нравилось меньше, потому что «Сюита» написана для симфонического оркестра, где играют скрипки (квинтовый строй), а домры имеют квартовый строй. То, что легко можно сыграть на скрипке, не очень удобно на домре, потому что в этом случае сложно подобрать удобную аппликатуру9.



Аппликатура – способ расположения и порядок чередования пальцев при игре на муз. инструменте, а также обозначение этого способа в нотах. Хорошо подобранная аппликатура помогает исполнителю овладеть муз. произведением.


Осенью 1964 г. на сцене Дома культуры отмечали 60-летие папы. Сначала выступал оркестр, потом за столами звучали речи и тосты. Присутствовали родственники, папины сыновья из Москвы, городское начальство, художники и оркестранты. За отдельным столом сидел детский оркестр. Папа не имел часов и на репетициях всегда спрашивал о времени. Вот оркестранты и решили подарить ему часы. Их торжественно вручил А.П. Ломакин.

Хороший уровень исполнения, серьёзно поставленная работа оркестра и разнообразные формы исполнительства (ансамбли, солисты-инструменталисты и певцы), а также постоянная готовность к выступлению в концертах, позволили Бежецкому оркестру народных инструментов занять ведущее положение среди коллективов области. Бежечане выступали с большой концертной программой в Краснохолмском, Удомельском, Борковском, Фралёвском Домах культуры; давали концерты для трудящихся бежецких предприятий, для воинов Советской Армии на аэродроме в пос. Дорохово; ну а в праздники всегда играли для жителей города.


На пике успеха

Осенью 1964 г. в Бежецке прошел смотр сельской художественной самодеятельности. Зал восторженно приветствовал музыкантов народного оркестра, а жюри единогласно решило послать оркестр на областной смотр. Там, в Калинине выступление оркестра было оценено высшим баллом, и коллектив получил диплом 1-й степени; он был представлен на зональный смотр, который проходил в Ленинграде. Из 14 областей, входящих в Ленинградскую зону, только четыре представили оркестры народных инструментов. От Калининской области в смотре участвовали два коллектива: оркестр Бежецкого ДК и танцевальный коллектив «Ленок» из Торжка. Бежечане исполнили «Концертные вариации» для балалайки с оркестром Будашкина на тему «Вот мчится тройка почтовая» с солистом на балалайке – Юлиусом Пакконеном.

Отец рассказывал: «В перерыве выхожу со сцены, а ко мне подходят две женщины: “Мы – члены жюри. Горячо поздравляем Вас с успехом!” Затем – композитор Сироткин: “Вы тронули моё стариковское сердце”.

Из рецензии журнала «Музыкальная жизнь» (март, 1964): «Наиболее сильное впечатление произвёл оркестр из г. Бежецка. Он покорил слушателей строгой художественной дисциплиной». Так наш оркестр стал лауреатом Всероссийского смотра сельской художественной самодеятельности. Персонально звание лауреата было присвоено моему отцу и солисту оркестра Ю. Пакконену.

Вспоминает ветеран оркестра, гитарист Б.А. Никитин:

 

«Это была незабываемая и очень успешная поездка, насыщенная выступлениями и полезными встречами. Оркестр выступал в Выборгском ДК, на Турбинном заводе, в театре оперы и балета имени Кирова (ныне Мариинский театр) и др. Нас снимали на телевидении.

Михаил Иванович устроил нам встречу с оркестром русских народных инструментов имени В.В. Андреева. На память он подарил в их музей свою большую картину с родины Андреева. Мы были на репетиции. В перерыве профессиональные музыканты делились с нами секретами музыкального мастерства – это был настоящий мастер-класс. После репетиции оркестр сыграл для нас вальс “Фавн” В. Андреева. Мы тоже исполняли эту пьесу, и представилась возможность сравнить, что-то улучшить, чем и воспользовался М.И. Он ввёл дополнительные инструменты, подкорректировал партии. Очень полезная получилась встреча!

В эту поездку М.И. познакомил меня со своим другом юности, известным в Ленинграде гитаристом Б.А. Павловым. Мы встретились у него на квартире. Вели разговоры о музыке и гитаристах, играли друг другу. Я сыграл “Воспоминание об Альгамбре” Тарреги, Михаил Иванович – “Легенду” Альбениса и “Севилью” из его Испанской сюиты. Павлов – “Гавот” Глюка и “Вариации на тему Моцарта” Ф. Сора. Павлов вёл кружок гитаристов и работал на фабрике музыкальных инструментов имени Луначарского мастером ОТК. Благодаря ему, я заказал себе гитару и через 9 месяцев получил замечательный инструмент работы мастера Хомячкова. Эта гитара у меня до сих пор, и ничего лучшего я более не встречал».


И вот настал торжественный день 27 марта 1965 г., когда состоялся заключительный концерт лауреатов Всероссийского смотра художественной самодеятельности в Кремлёвском Дворце Съездов. Концерт слушали тысячи людей, его транслировали по телевидению. В число участников отобрали лучших из лучших, поскольку выступать в таком концерте – большая честь! Участники заключительного концерта были награждены памятными значками, подарками и денежными премиями.

Мне было 10 лет, и я многое запомнила. Прежде всего поразил Кремлёвский Дворец своими размерами и красотой, а также столовыми, где мы питались по талонам. Я помню набор: квашеная капуста, сосиски и маленькая бутылка лимонада – было очень вкусно. Вспоминается также огромная масса людей, участников концерта; пестрота национальных костюмов, знакомства артистов, которые завязывались тут же. Со своей энергией я носилась везде, каталась на лифтах, ведь раньше не встречала ничего подобного. Мне всё нравилось, папа переживал, что я потеряюсь. Помню волнение солиста Юли Пакконена и отца перед выступлением; помню обсуждение взрослых – стоит ли принимать Юле успокоительное. Тогда мы играли «Концертные вариации» Будашкина для балалайки с оркестром. Но всё прошло хорошо! Юлиус, как всегда, играл музыкально, с большим подъёмом, а оркестр достойно ему аккомпанировал. Отец остался доволен выступлением и всех благодарил.

Вдруг мы услышали залпы салюта, прямо с территории Кремля; мы впервые смотрели в окна на такую красоту. Салют был в честь первого выхода космонавта Леонова в открытый космос. Какая же была гордость за страну, радость и восторг от всего увиденного!

В этой недельной поездке было много выступлений и встреч. Оркестр выступал во Дворцах культуры заводов «Метрострой» и «Калибр», в редакции газеты «Известия». Москвичи принимали нас тепло; были организованы экскурсии по Москве, на Бородинскую панораму. Папа и здесь сумел найти время, чтобы послушать замечательного гитариста А.М. Иванова-Крамского в Доме учёных на Кропоткинской улице (теперь Пречистенка). С ним были отец и сын Никитины.

 

«Впечатлений от этого концерта хватило надолго, – вспоминал Борис Никитин. – В фойе Кремлёвского Дворца наш оркестр фотографировали на память, в Банкетном зале для участников концерта состоялся банкет. С тёплыми словами выступили министр культуры СССР Е. Фурцева, народный артист СССР Б. Бабочкин, композитор А. Пахмутова и другие известные артисты и композиторы. После этой поездки Михаил Иванович обрёл второе дыхание. Он начал активно хлопотать о новом комплекте музыкальных инструментов для оркестра и отправился в Москву на приём к заместителю министра культуры Строганову. В результате министерство выделило 2000 рублей. В оркестре впервые появились клавишные гусли, были обновлены инструменты; в Москве куплены хорошие струны, кроме того, М.И. заказал и получил черепаховые медиаторы для домристов. Для сравнения укажу, что пластмассовый или капроновый медиаторы стоили 20-40 коп., а черепаховый – 1 рубль».


Бежецкий оркестр народных инструментов

Бежецкий оркестр народных инструментов после выступления
на Всероссийском смотре художественной самодеятельности
в Кремлевском дворце съездов. Москва. 1965


Слева направо нижний ряд: Н.А. Доброходов, Инна Новикова,
Тамара Москвина, А.К. Никитин, М.И. Кузнецов (рук. и дирижер),
Евгений Иванов, Тамара Рубилова, Валентина Колесниченко,
Лидия Кузнецова, В.И. Грибков.
Средний ряд: Евгений Крылов, Юрий Басов, Б.А. Никитин,
Валентин Мельников, Сергей Иванов, Николай Смирнов, А.П. Ломакин.
Верхний ряд: Николай Егоров, Александр Блем, Евгений Матвеев,
Валерий Осипов, Юлиус Пакконен, Валерий Лапин, А. Малков


К концу 1965 г. в репертуаре оркестра значилось свыше 30 произведений. За заслуги в развитии культуры и в связи с успешным проведением Всероссийского смотра сельской художественной самодеятельности, Президиум Верховного Совета РСФСР Указом от 22 ноября 1965 года присвоил М.И. Кузнецову почётное звание Заслуженного работника культуры РСФСР.

В 1968 г. бежечане отметили 10-летие оркестра нар. инструментов. К этому времени М.И. Кузнецов полностью обновил репертуар оркестра и ввел музыкальные произведения крупной формы. Оркестр выучил «Рассвет на Москва-реке» Мусоргского, «Концертную пьесу для баяна с оркестром» Коняева (солистом выступил ветеран оркестра А.К. Никитин), 1-ю часть Пятой симфонии Бетховена (с темой судьбы), 1-ю часть Концерта для ф-но с оркестром Мендельсона (со мной как солисткой)10, оркестровую транскрипцию «Соловья» Алябьева (соло на баяне Евг. Иванов).


Трио «Сельская полька»

Трио «Сельская полька»

Слева направо: Лидия Кузнецова, Юлиус Пакконен, Алексей Кузьмич Никитин.


Программа концерта от 25 мая 1969 г.
Творческий вечер Русского народного оркестра
и певца-солиста Виктора Бутакова11


1 отделение

Мендельсон. Концерт для ф-но с орк. 1 часть;
Мосолов. Вечерний звон;
Мусоргский. «Гопак» из оперы «Сорочинская ярмарка»;
Рус. нар. песня «Ай, все кумушки домой»
и русская плясовая «Полянка» в исполнении дуэта балалаек;
Брамс. Венгерский танец № 1;
Алябьев. Соловей в переложении для баяна с оркестром;
Булахов. Свидание; Бизе. Серенада Смита из оп. «Пертская красавица»;
Голубев. Запрягу я тройку борзых – исп. оркестр, солист В. Бутаков.

2 отделение

Глиэр. Марш Советской Армии;
И.С. Бах. Фуга си минор – в исп. квинтета баянистов;
Милютин. Это всё Россия;
рус. нар. песня «У зари-то у зореньки» – солист В. Бутаков;
Куртис. Вернись в Сорренто;
Моцарт. Рондо – исп. Г. Ёлкин (домра), М. Кузнецов (гитара);
Будашкин. Концертные вариации для балалайки;
Доброхотов. Трепак – исп. Ю. Пакконен(балалайка), Е. Иванов (баян);
Булахов. Не пробуждай воспоминанья, Гори, гори, моя звезда –
исп. В. Бутаков в сопровождении М. Кузнецова (гитара);
Паганини. Соната № 12; Чайковский. Неаполитанская песенка –
исп. Л. Кузнецова (домра), М. Кузнецов (гитара);
Гречанинов. 2-я песня Алёши из оперы «Добрыня Никитич»;
Даргомыжский. Свадьба; Леонкавалло. Рассвет –
исп. В. Бутаков, партия ф-но Л. Белицер.


Художеств. руководитель и дирижёр оркестра М.И. Кузнецов.



10 

В разучивании фортепианной партии со мной занимался артист Калининской филармонии А.С. Ковалев.

11 

В. Бутаков – бежечанин, трудился на Бежецком заводе гаражного оборудования (ГАРО).


В марте 1971 в городе Калинине проходил конкурс русской народной музыки. Он был приурочен к 110-ой годовщине со дня рождения В.В. Андреева. В конкурсе приняли участие 10 оркестров, 10 ансамблей, 14 солистов. Жюри определило победителей: первые премии и диплом 1-й степени завоевали любительский оркестр нар. инструментов Бежецкого ДК, а также ансамбль нар. инструментов и солист на балалайке Ю. Пакконен. Диплома 1-й степени было удостоено трио бежечан (А.К. Никитин, Ю. Пакконен, Л. Кузнецова); диплом 2-й степени присуждён детскому оркестру нар. инструментов и солистам – домристке Л. Кузнецовой и балалаечнику А. Яковлеву. Специальным призом имени В. Андреева был награждён Бежецкий оркестр за популяризацию музыки Андреева и верность его традициям.


Бежецкий оркестр народных инструментов

110-летие со дня рождения В.В. Андреева.
Бежецкий клуб завода «ГАРО». 1971


Слева направо сидят: Лидия Кузнецова, Юлиус Пакконен,
зав. Бежецким горотделом культуры О.А. Шамшева,
методист Областного дома народного творчества В. Потапова,
руководитель и дирижер оркестра М.И. Кузнецов,
представитель Центрального дома
народного творчества А.Д. Польшина (Москва).
Стоят: Геннадий Ёлкин, неустановленное лицо,
Е.В. Колесников, А.А. Шавров (докладчик на андреевском вечере).


Ветераны оркестра

Анатолий Павлович Ломакин играл на скрипке, преподавал в педучилище. Потом стал играть в оркестре нар. инструментов на мандолине. Во время репетиций я сидела рядом с ним. Интеллигентный, добрый, он частенько подшучивал надо мной. А.П. приходился родным братом замечательному человеку и музыканту – Ольге Павловне Лобановой, которая была моим первым учителем по фортепиано.

Алексей Кузьмич Никитин – часовой мастер, который хорошо играл на баяне и выступал солистом с нашим оркестром. Он с большим уважением относился к М.И. Кузнецову и постепенно привлек к игре в оркестре трёх своих сыновей.

Юлиус Пакконен пришёл в оркестр в 12 лет по объявлению в школе о наборе детей. Освоив балалайку, 40 лет играл в нашем оркестре. Юля был талантлив в игре и очень артистичен. Его музыкальность и эмоциональная игра трогала слушателей до слез; он мог стать первоклассным солистом. Однако в жизни все вышло по-другому. Юля работал на заводе БОЭЗ12. Играл в духовом оркестре и драмкружке; и Дедом Морозом на Советской площади тоже был он. Юля вспоминал: «Меня, ещё мальчишку, настигла тяжкая болезнь. Могло помочь только одно лекарство, которое очень трудно было достать. И его принёс М.И. Кузнецов. Прошли десятки лет, и теперь я начинаю понимать, какую роль сыграл М.И. в моей жизни. Он оторвал меня от улицы, увлёк настоящим делом. Если мы пропускали репетицию, М.И. приходил домой, беседовал с родителями – приучал к порядку и дисциплине. Самое памятное для меня выступление состоялось на сцене Кремлёвского Дворца, где я солировал в концерте Н. Будашкина для балалайки с оркестром».

Валентина Васильевна Колесниченко пришла в оркестр ещё школьницей. Отец увлёк её игрой на домре. Обладала хорошим звуком и ровным мелким тремоло. Работая в бежецкой газете, Валентина много лет писала статьи, посвящённые деятельности оркестра, отцу, нашей семье, в которых всегда проводила мысль о важности существования оркестра на бежецкой земле. Спасибо ей за это!

Геннадий Николаевич Ёлкин работал на заводе БОЭЗ. Участвовал в худож. самодеятельности с 16 лет – сначала в танцевальном кружке, потом в оркестре. После армии вернулся в оркестр на малую домру. Помню, как мы с Геной соревновалась, кто быстрее сыграет вариации «Светит месяц» В. Андреева. Геннадий вспоминал: «М.И. Кузнецов как метеор осветил мне путь в жизни: возил меня поступать в муз. училище, но с учёбой не получилось. Какой он был увлечённый человек! Иногда казалось, что он не уходил из Дома культуры сутками, вокруг него постоянно были люди. Забыть М.И. просто невозможно!» В 2016 г. Геннадий Ёлкин был единственным из ветеранов, кто продолжал посещать репетиции оркестра: «Пока ноги ходят и руки работают, я оркестр не брошу!»

Юрий Тимофеев, заточник завода «Автоспецоборудование», талантливый музыкант. В оркестре играл на альтовой, потом на басовой домрах и при необходимости мог исполнить партию гитары или кларнета.

Евгений Яковлевич Крылов, начальник экспериментального цеха завода «Сельмаш». Первым его учителем в игре на домре в железнодорожном клубе был Иван Семёнович Милевский. Но в Бежецке жил ещё один замечательный музыкант и педагог – Иван Никитич Платонов. Он основал в городе духовой оркестр, он же собрал небольшой струнный ансамбль при машиностроительном техникуме. Вот у него Евгений Крылов и начал заниматься на домре, а потом перешёл в оркестр М.И. Кузнецова. Е.Я. Крылов профессионально играл на басовой домре и был чутким, талантливым музыкантом. Когда на репетиции играли на басовых домрах Тимофеев и Крылов, вся комната была наполнена бархатным, густым звучанием13.

Борис Алексеевич Никитин, начальник механического цеха завода «БОЭЗ». В 1960 г. после армии на репетицию его привёл отец, Алексей Кузьмич. Под руководством М.И. Кузнецова Борис освоил гитару и стал прекрасным музыкантом с красивой классической постановкой и профессиональным звукоизвлечением. У него большой гитарный репертуар, а в квартире одна комната является маленьким музеем гитары и гитаристов. В ней развешаны фотографии известных гитаристов, и на видном месте – фото М.И. Кузнецова. Борис Никитин стал бережливым хранителем материалов по истории бежецкого оркестра народных инструментов. Фотографии, вырезки из газет, грамоты, дипломы, значки, пластинки, книги, буклеты – всё это можно увидеть в его домашнем музее.

Валерьян Иванович Грибков играл в оркестре на виолончели в 1960-х гг. Он выглядел добрым и ласковым, почти сказочным старичком. Меня всегда удивляло, чтó заставляло его приезжать на оркестровые репетиции в любую погоду из пос. Сонково, за 25 км от Бежецка. По воскресеньям, или 2 раза в неделю, В.И. прибывал утренним рабочим поездом на бежецкий вокзал и ехал к нам домой на автобусе. Помню, зимой он всегда согревал руки у нашей печки. Мы завтракали, и он вместе с отцом шёл на репетицию к 10 часам. Виолончель всегда была с ним. Позже, когда В.И. Грибкова не стало, я расспрашивала о нём у мамы. Оказывается, он играл на виолончели в оркестре Мариинского театра в Петербурге. По доносу отсидел 30 лет на Севере. Вернулся на родину, в Сонково14. На памятном фото в Кремлёвском Дворце съездов я, 11-летняя школьница, сижу рядом с ним. Тогда ему было уже за 70.

Евгений Иванов играл в оркестре на баяне; в духовом оркестре – на трубе и баритоне; мог сесть за фортепиано и талантливо импровизировать джаз. Потом уехал в Киев, работал концертмейстером ансамбля народного танца в ДК авиационно-производственного объединения15.

Александр Яковлев, талантливый балалаечник, пришёл в оркестр к отцу школьником. Как способный ученик, играл и в детском, и во взрослом оркестрах; участвовал в концертах как солист; играл в дуэте с Женей Степановым в две балалайки. Как многие мальчишки, он пропускал занятия. Отец, понимая, что Саша способный, много раз ходил к его родителям, убеждая в необходимости занятий музыкой16.

Николай Лискевич, слесарь завода «Автоспецоборудование» – большой любитель музыки, грамотный музыкант, квалифицированный исполнитель на альтовой домре.

Анатолий Фёдорович Кондаков, руководитель духового оркестра Бежецкого ДК. В народном оркестре успешно освоил игру на балалайке и гобое немецкой системы.

Мария Александровна Шеманаева, школьная учительница математики, начала обучаться игре на мандолине после выхода на пенсию в возрасте 70 лет. Она занималась под руководством М.И. Кузнецова и в течение нескольких лет играла в оркестре17.

Много лет в оркестре играли: Виктор Сергеевич Рачков на аккордеоне, Николай Максимович Козлов на баяне, Валерий Иванович Веселов на баяне, а потом на домре. На баяне играла Маргарита Павловна Эльманова, на трубе – Юрий Меньков, на флейте – Анатолий Николаевич Иванов, на бас-балалайке и гитаре – Николай Егоров.

На балалайке-приме играли Александр Ходырев, Александр Кривов, Евгений Степанов, Геннадий Головченко, Юрий Даляев; на гитаре – Костя Анкудинов. Без этих преданных участников оркестра, хотя я наверное не всех упомянула, не было бы и оркестра, существующего до сих пор. Благодаря им оркестр сохранился в 1990-е годы. А ведь тогда легко и незаметно исчезали целые заводы и фабрики, рушилось казалось нерушимое.

Для меня ветераны оркестра являются родными людьми, т.к. моё детство и юность прошли вместе с ними.



12 

Бежецкий опытно-экспериментальный завод.

13 

Как-то я ехала в поезде из Москвы в Бежецк, и в том же вагоне ехал и Е.Я. Крылов. Он услышал мой голос, обрадовался и сообщил, что оркестр на выходные дни отправится в Медновский район. На родине певца Лемешева будет открытие музея, а потом концерт. По его мнению, я должна обязательно поехать и поддержать оркестр. И я поехала, оставив свою маму с двумя детьми на целый день. Ветераны всегда трепетно относились к оркестру, переживали за всё, что с ним происходит – это была их жизнь.

14 

Когда вышла книга А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», все воспринимали ее как прорыв к правде, которую многие годы замалчивали. Мама дала прочитать книгу В.И. Грибкову. Он сказал: «Неплохой денёк выдался у Ивана Денисовича – вот бы у нас были такие дни!» Он рассказывал маме, что заключённые умирали от цинги как мухи; у них выпадали зубы, распухали ноги. Лопат на всех не хватало, и приходилось рыть мёрзлую землю руками. Весной, как животные, зэки рвали первую травку и ели в надежде, что она спасёт от цинги. Скромный Валерьян Иванович сам удивлялся тому, как он выжил.

15 

В письме к М.И. Кузнецову он писал: «Сколько было наделано глупостей! И спасибо Вам большое, что «прочищали» по мере сил и возможностей наши головушки...»

16 

Уже из армии Саша писал: «Состоялся концерт художественной самодеятельности, в котором я играл только одну вещь – «Трепак» Доброхотова. Но отчебучил, можно сказать, здóрово, хотя балалайка была плохая, пятирублёвая, с прогнутым грифом. Трижды выходил на поклон. А потом был подан на поощрение командующим Московским военным округом».

17 

М.А. Шеманаева род. в 1894 в семье живописца Александра Дмитриевича Шеманаева, на Завражной улице в доме № 5 (ныне ул. Радищева, дом не сохранился). Окончила Бежецкую гимназию и Высшие женские курсы в Петрограде. В 1934 поступила в заочный Калининский учительский институт. В 1967 вышла замуж за друга юности А.Г. Панова и до своей кончины проживала в городе Электроугли Московской области, где и похоронена. Так уж получилось, что Мария Александровна до конца своей трудовой деятельности жила одиноко, но у нее была старинная подруга юности Вера Николаевна Полякова, тоже учительница. Жили они как сестры всю жизнь вместе, в доме А.Д. Шеманаева (сообщено Б.А. Исаковым).


Накануне 70-летия

Творческая жизнь оркестра продолжалась.

1973-й выдался годом особенного творческого подъёма. Оркестр получил ещё одно звание лауреата, теперь уже Всесоюзного телевизионного фестиваля «Народное творчество». Фестиваль был посвящен 50-летию образования СССР и проходил в Ленинграде. Затем пришло приглашение выступить с концертом по центральному телевидению: сначала по 2-й программе, а спустя три месяца и по 1-й. Это произошло 12 сентября 1973 г. Бежецкий народный оркестр сначала записал музыку в Доме звукозаписи, а сами съёмки состоялись в Останкино. В исполнении оркестра прозвучали русские народные песни: «При долинушке» и «Калинка» для балалайки с оркестром, солист Ю. Пакконен, а также «Среди долины ровныя» в аранжировке участника оркестра В.С. Рачкова. Песню Дунаевского «Ой, цветёт калина» исполнили на балалайках Саша Ходырев и Коля Ахтияйнен в сопровождении отца на гитаре. Последним номером программы прозвучал «Полонез» В. Андреева в исполнении Ю. Пакконена и Л. Кузнецовой (ф-но)18.

В чём залог успеха коллектива? – спросили у отца на ТВ. «Я думаю, что любовь к музыке, переходящая порой в одержимость – вот основной источник и двигатель в развитии моих коллективов, как взрослого, так и детского – ответил он, – поэтому занимаюсь с ними столько, сколько нужно, чтобы ребята и я ощущали, что встречающиеся трудности преодолеваются. Кроме того, мой девиз: всё делать только “на отлично”! И я стараюсь привить любовь к музыке своим ученикам, чтобы для них это стало потребностью».

В июне 1973 г. оркестр выступал на Пушкинском празднике поэзии в селе Берново Старицкого района. В октябре – на праздновании 100-летия со дня рождения бежецкого уроженца, писателя В.Я. Шишкова. Приезжали писатели, приехала жена Шишкова, Клавдия Михайловна. Городские власти подарили ей картину отца с видом деревни Шишкóво-Дубрóво. Вечером в Бежецке был праздничный концерт, открывал его оркестр нар. инструментов. С оркестром пел народный артист СССР, солист Большого театра, наш земляк А.П. Иванов. Он спел две песни: «Выхожу один я на дорогу» и «Из-за острова на стрежень». Зал принимал его восторженно.

Как-то летом А.П. Иванов приехал из Москвы в Бежецк на своём «запорожце» вместе с концертмейстером. Предложил папе и мне поехать на его родину в деревню Чижово. Дорога была плохая, кругом ямы и лужи. Как же эмоционально он реагировал на эти вещи! Отец его увещевал: «Поаккуратней, пожалуйста, с нами едет моя дочь».

Приехали в родительский дом, в котором жила племянница Иванова. Вечером гуляли по окрестностям, и на высоком берегу реки Алексей Петрович пел русские народные песни. Было здóрово, моя душа тоже пела. Вечером в доме допоздна звучали разговоры, а на следующий день мы уехали. Позже отец почти всё лето жил на даче у А.П. Иванова и писал его портрет. Этот портрет сейчас находится в музее Иванова в Бежецке.

В ноябре 1974 г. папе исполнилось 70 лет. Чествование проходило в Бежецком Доме культуры. Отец организовал выставку своих картин и рассказал о них всем желающим. Были накрыты столы, собрались родственники, друзья, художники, оркестранты, городская общественность. Звучали речи, поздравления, преподносились подарки.

Юбилей! Что прожитые годы? Счет им не вёлся. Просто отец старался так распределять время, чтобы каждый день не прошёл даром. Уставая от одной работы, брался за другую. Его девизом было изречение: всякую работу делай хорошо! Он всегда бодр и весел, его рабочий день начинался рано, кончался поздно.

Папа мечтал продолжить некогда начатое им дело: открыть школу живописи для подростков19;

Много времени уделял работе по созданию в Бежецке музея имени В.В. Андреева;

Очень увлекался идеей живущего в Киеве художника бежецкого происхождения Н.А. Родина создать на своей малой родине картинную галерею.

С письмом от группы художников-бежечан: Н.А. Родина, ленинградцев А.Н. Самохвалова20 и О.И. Ломакина отец обратился в горсовет с просьбой выделить помещение для картинной галереи, поскольку художники решили передать в нее часть своих работ. Но из этого начинания ничего не получилось…

А ведь творчество художников-бежечан – Алексея и Михаила Тырановых, Николая Чистякова, Александра Самохвалова, Ивана Костенко, Михаила Кузнецова, Николая Родина, Александра Волкова – это наша гордость, наше духовное богатство. Его крупицы необходимо собрать воедино, чтобы работы земляков стали подлинно народным достоянием!



18 

В статье журнала «Советская музыка», посвященной Бежецкому оркестру под руководством М.И. Кузнецова отмечается: «Характерная особенность оркестра – стремление откликнуться на все события нашей жизни специальными концертными программами. В оркестре играют 30 музыкантов. Помимо струнной домрово-балалаечной группы в его состав входят оркестровые гармоники, гитара, гобой и аккордеон». См.: А. Польшина. Продолжая традиции Андреева… // Советская музыка. 1976, № 7. Стр. 136–137.

19 

Известно, что в сер. XIX в. в Бежецке существовал цех живописцев, и цеховые мастера организовывали обучение живописи подрастающих будущих художников. Например, цеховой мастер Михаил Васильевич Тыранов, брат знаменитого портретиста Алексея Васильевича Тыранова, в 1832–33 гг. написал иконы для иконостаса церкви Покрова в селе Шишково-Дуброво; в 1838–41 гг. он числился учителем рисования и чистописания уездного училища гор. Бежецка Тверской губернии (см. «Свод памятников архитектуры Тверской области», т. 2, С. 524). Приношу благодарность Борису Анатольевичу Исакову за указание на этот документ.

20 

Мой отец дружил с известным художником А.Н. Самохваловым (1894–1971) еще с юности, в общении они были «на ты». Незадолго до кончины Александра Николаевича мы с отцом навещали его на даче под Ленинградом. А.Н. был рад встрече; расспрашивал о Бежецке. Отец приглашал его приехать на родину, на что тот сказал, что не был в Бежецке 60 лет и боится умереть от разрыва сердца, если приедет туда. Он подарил папе детскую книжку про водолаза, которая была иллюстрирована его стихами и рисунками. Через несколько месяцев Самохвалов умер.


Вместо заключения

12 мая 1984 г. оркестру русских народных инструментов, созданному М. Кузнецовым, исполнилось 25 лет. В Бежецком городском саду состоялось торжество, на которое съехались гости из Калинина и Москвы. После праздничного концерта и вручения дипломов с грамотами было зачитано распоряжение властей о том, что коллектив оркестра награждается комплектом новых музыкальных инструментов. На этом празднике М.И. последний раз сфотографировался с оркестрантами у памятника В.Я. Шишкову. Он был уже на пенсии, а оркестром в тот период руководил талантливый музыкант-бежечанин Николай Максимович Козлов.

К 90-летию со дня рождения М.И. Кузнецова (1994) в Бежецке вновь состоялся праздничный концерт оркестра. В поздравительной телеграмме, подписанной зам. министра культуры В.И. Брагиным21, значились важные слова: «Михаил Иванович Кузнецов посвятил свою жизнь пропаганде прекрасного. Он мечтал сделать людей добрее, порядочнее, увлечённее, сам являясь образцом этих качеств и истинно русским бессеребренником. Думаю, что все, кому посчастливилось общаться с ним, никогда не забудут его преданного отношения к искусству».

На 40-летии оркестра, отмечавшемся 22 января 1999 г., выступил внук Михаила Ивановича – Михаил Морозов. Он играл на саксофоне и как солист, и в сопровождении оркестра. Глава Бежецкого района М. Шибанов зачитал постановление о присвоении имени М.И. Кузнецова Бежецкому оркестру народных инструментов.

Мой отец был необычным для Бежецка человеком. Он не употреблял алкоголь, не курил, не сквернословил. Если в его присутствии мужчины начинали рассказывать скабрезности, отец менялся на глазах. Он не выносил грязь, нечистоплотность как в словах, так и в делах; очень переживал, когда его обманывали.

Верной сподвижницей папы, надёжным другом и любящей женой была моя мама, Вера Сергеевна. Он её звал только Верочкой. Родители прожили жизнь как святые, ни разу не поругавшись, любя и уважая друг друга. Вот выдержки из папиных писем: «Солнышко моё! Ты освещаешь мне путь вперёд, путь к творчеству с постижением самого себя, к раскрытию во мне всего лучшего, что дотоле лежало под тяжёлым спудом судьбы. Ты моя отрада и верный друг! В душе моей ты оставила такой след, что я готов благословлять твоё имя каждый день, и да будь благословен тот день, когда мы с тобой встретились!»

Моих родителей волновала духовная жизнь и совсем не интересовало богатство и жизнь «как у всех». Полностью отсутствовал культ еды и одежды. Сколько раз папа покупал на свои деньги партитуры для оркестра, хорошие струны, дорогие черепаховые медиаторы для домр! Мама при этом всегда говорила: «Ну что же, раз надо, покупай – мы проживём».

Наш дом славился гостеприимством и радушием. Приходили музыканты и художники; отец часто приглашал в гости и артистов Калининской филармонии после концертов в Бежецке. Я обожала гостей, любила слушать взрослые разговоры. Да и люди ведь были очень интересные! Думаю, что у папы был нюх на талантливых людей, это ведь тоже природный дар. Отец ощущал себя по жизни учителем и воспитателем человеческих душ.

М.И. Кузнецов скончался 5 августа 1985 г., он похоронен на новом кладбище в конце Кашинской улицы. На памятнике – гитара и палитра с кистью. В 1994 г., по инициативе ветеранов оркестра в Бежецке появилась улица имени Михаила Кузнецова.

В 1992 г. в «Бежецкой газете» появилась статья «Последователь андреевских идей», которую написала ветеран оркестра В. Колесниченко: «Именно так называли Михаила Ивановича в Бежецке в период его творческой деятельности. У него была мечта о создании в городе общегородского молодёжного хора, малого симфонического оркестра и театрального коллектива из наиболее талантливых бежечан. Он написал об этом в 1972 г., в 68 лет. Полный сил, энергии и энтузиазма, он не думал, что вместе с годами подходят и болезни. Не всё успел сделать Михаил Иванович, не все его мечты свершились. Но и того, что сделано Кузнецовым для культурной жизни Бежецка, достаточно, чтобы его имя стояло рядом с именем нашего земляка-музыканта В.В. Андреева»22.



21 

Вячеслав Иванович Брагин (р.  1939) – гос. деятель, канд. историч. наук. Родился в Бежецке.

22 

См. газету «Бежецкая жизнь» – 1992, № 57 от 30 мая.


От редактора

Бежецкий оркестр русских народных инструментов существует по сей день. В нем играют бежечане разных возрастов и профессий. Нынешним коллективом руководит Анатолий Григорьевич Решетников, концертмейстером оркестра является его жена, домристка Ольга Григорьевна Арасланова. Дело Василия Андреева продолжает жить на бежецкой земле.





klnt





Историко-краеведческий альманах «Бежецкий край»
Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край»

Предлагаем стать авторами всем, кто любит и знает родную историю,
всем кому есть чем поделится с земляками, есть что рассказать, есть что показать.


venzel

БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ




Материалы, размещенные на историко-краеведческом сайте «Бежецкий край» служат образовательным и просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы cвободны для некоммерческого использования и не предназначены для какого либо использования на платной основе. Изменение авторских текстов недопустимо, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт «Бежецкий край» обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей сайта, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.




МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ – БЕЖЕЦКИЙ ПРЕЕМНИК ВАСИЛИЯ АНДРЕЕВА

Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2018 год

SmartTop.info

Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта

Станислав Бривер
— технический администратор сайта

Вход на сайт

RSS записей

О сайте