Слайдер

Вячеслав ВОРОБЬЕВ — Бой с китайским флотом

logo_GL
logo_GL 3-ist imena kultura alm media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)


И мена Бежецкого края

© Интернет публикация сайта «БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ» 2015 г.
Вячеслав ВОРОБЬЕВ

Государственная академия славянской культуры


  vvm

 
ivk video avzh Gumilev video
avph video video ivk video


VeselagoMG
БОЙ С КИТАЙСКИМ ФЛОТОМ
(Михаил Герасимович Веселаго)

Знаменитый морской род Веселаго дал России нескольких адмиралов и главного историографа нашего флота генерала по Адмиралтейству Феодосия Фёдоровича Веселаго. Многочисленные имения их находились в основном в Вышневолоцком и Весьегонском уездах Тверской губернии, но одно — Лучиха — в Бежецком.

Именно здесь-то и родился 7 ноября 1843 года в офицерской семье будущий полный адмирал Российского флота Михаил Герасимович Веселаго. Юношей он окончил Морской корпус в Санкт-Петербурге, командовал многими кораблями на Балтийском море, был офицером Гвардейского экипажа, участвовал в Русско-турецкой войне. Но его настоящая карьера военного моряка началась, когда ему было уже за пятьдесят.

В течение шести лет он командовал эскадренным броненосцем «Пётр Великий», которому полвека спустя даже довелось участвовать в Великой Отечественной войне. Последующие три года контр-адмирал Михаил Веселаго исполнял высокую должность начальника штаба Кронштадтского порта. И вот — резкая перемена в службе: его назначают младшим флагманом эскадры Тихого океана, и в 1900 году он участвует в событии исторического масштаба — подавлении Боксерского восстания в Китае.

Историки флота высоко оценивают его командные качества в очень непростой международной и военной обстановке. Дело в том, что по-восточному беспощадное и зверское восстание ихэтуаней затронуло безопасность тысяч иностранцев — европейцев и американцев, находившихся в Китае. Горели христианские миссии, разграблению подвергались не только частные дома, но дипломатические представительства, погибли сотни европейцев и американцев. Чтобы защитить их, международные коалиционные силы начали штурм Таку — морских ворот к Пекину. 17 июля контр-адмирал Веселаго погрузил на корабли десантные части: 9-й Восточносибирский стрелковый полк, забайкальских казаков 1-го Верхнеудинского полка, артиллерийскую и пулеметную батареи и возглавил на флагманском корабле «Наварин» боевой поход. Следом шли броненосец «Петропавловск», броненосный крейсер «Дмитрий Донской», канонерские лодки «Маньчжур», «Гремящий» и «Сивуч».

Ранним утром они столкнулись лицом к лицу с основными силами китайского флота. На палубах наших кораблей не было свободного места от людей и грузов. Ни о каком бое не могло быть и речи, поэтому Веселаго, желая сберечь корабли, экипажи и десант, просигналил китайцам, что русские разворачиваются и идут обратно в Порт-Артур. А своим офицерам сказал: «Мы сейчас транспорты, а не боевые корабли. Вернёмся в Артур, разгрузимся, тогда покажем косоглазым... Передать на корабли — готовность к повороту!» И вдруг, когда наши корабли уже начали разворот, с «Дмитрия Донского» по китайцам ударили… армейские пушки. Веселаго пришёл в бешенство: «Кто стрелял?!» Связной офицер сообщил, что командир десантников генерал Стессель /тот самый, который через четыре года позорно сдал японцам Порт-Артур и был приговорён к расстрелу за измену. — В.В./ приказал развернуть прямо на палубе полевую батарею. Сам генерал оседлал пулемёт, выпуская в волны очередь за очередью.

Происходившее после этого с трудом поддаётся описанию. Китайцы будто того и ждали: они начали беспощадный артиллерийский обстрел сначала «Дмитрия Донского», а потом и других наших кораблей с огромным сухопутным десантом и сотнями лошадей на палубах. Отвечать им было почти невозможно из-за паники солдат, страшной скученности и огромного числа раненых. Матросы не могли даже пробиться к орудиям, а обезумевшие пехотинцы начали стрелять даже по собственному капитанскому мостику, требуя прекратить бой и сдаться в плен. Перепуганный Стессель приказал спустить на «Дмитрии Донском» Андреевский флаг, но офицеры корабля вновь подняли его и открыли кингстоны, чтобы наш крейсер затонул, но не достался китайцам. Те не препятствовали этому, и корабль погрузился в воду, но прежде всё-таки удалось переправить на подоспевший крейсер «Россия», уцелевших десантников и моряков. А китайские крейсера приняли подошедшую к ним от «Донского» шлюпку, в которой находились генерал Стессель с кем-то из своего штаба и раненый командир корабля Шарон.

«Наварин» получил тяжелейшие повреждения, но сопровождавший его «Петропавловск» вёл такой жаркий огонь по китайским броненосцам, что те, не выдержав, отошли. С вечерним приливом наши израненные броненосцы втянулись во внутреннюю гавань Порт-Артура. Контр-адмиралу Веселаго удалось спасти основные силы эскадры, что было оценено командованием. Через короткое время его назначили комендантом крепости Таку, к которой так спешили его наткнувшиеся на китайский флот корабли, и которая всё же была взята войсками коалиции. Одновременно Михаил Герасимович командовал объединённым отрядом судов всех союзных держав на реке Пейхо.

Вскоре он получил перевод в столицу, чин вице-адмирала, в течение нескольких лет был старшим флагманом 1-й флотской дивизии Балтийского флота, а затем стал членом Главного военно-морского суда. Выйдя в 65 лет в отставку, жил в Петербурге, а после революции перебрался в Выборг. Большевики и там не дали ему покоя, и престарелый адмирал счёл за благо отплыть во Францию, сохранив жизнь себе и семье.

Знавшая его в Выборге Ирина Еленевская пишет в изданных в 1968 году в Стокгольме воспоминаниях: «Было очень интересно слушать старика, у которого был неиссякаемый запас воспоминаний и анекдотов. Он был свидетелем многих событий в течение последних трёх царствований и любил о них говорить».

В июле 1993 года мы с актрисой Маргаритой Тереховой поднимались по высоченной шаткой деревянной лестнице, прилепившейся снаружи к одетой в строительные леса колокольне Спасского собора Ярославского кремля. Маргарита намеревалась в этот день посетить отца Бориса Старка, но тот уехал из Ярославля на несколько дней по делам, и она, с присущей ей непредсказуемостью решила послать ему свой поклон колокольным звоном. Колокола уже были установлены, но звонов ещё не было. Маргарита сначала уговорила меня войти в сговор с ней, а потом использовала весь свой талант, напор и обаяние для того, чтобы уломать реставраторов — и над Ярославлем впервые за последние семьдесят с лишним лет поплыл малиновый звон. Как мы не сверзились с трапа с высоты нескольких десятков метров, когда пришло время спускаться на грешную землю, уму непостижимо. Но отец Борис, судя по сияющей Маргарите, услышал наш поклон и принял его.

Именно отец Борис, сын командира Сибирского флота адмирала Георгия Старка, уехавший во Францию 16-летним юношей в 1925 году и вернувшийся на родину в 1952-м, опускал в могилу на Сент-Женевьев-де-Буа два гроба — с телами тверского адмирала Михаила Герасимовича Веселаго и его жены Ольги Александровны. Летом 1946 года к нему обратилась графиня Ольга Алексеевна Игнатьева (между прочим, ржевская дворянка). Она попросила помочь ей перевезти на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где в Никольском храме служил отец Борис, прах адмирала, умершего 20 сентября 1929 года в поезде по дороге из Ниццы в Париж и похороненного тогда на кладбище Батиньоль, а также его супруги Ольги Александровны, скончавшейся в 1944 году. Отец Борис выполнил её просьбу и перевез эти два гроба. При этом в его памяти всплыло одно событие двадцатилетней давности.

В конце февраля 1925 года он приехал с отцом в Ниццу, чтобы повидать родственников, с которыми в последний раз встречались задолго до революции. Приезд адмирала Старка с сыном, лишь полтора месяца назад вырвавшимся из Совдепии, вызвал интерес не только родных, но и старых сослуживцев. В один из вечеров собрался круг высокопоставленных посетителей. Среди них были управляющий делами ведомства Императрицы Марии тайный советник Владимир Константинович Кистер — сильно за 60 лет, бывший морской министр адмирал Степан Аркадьевич Воеводский — где-то около 80, наконец, самый старший — адмирал Михаил Герасимович Веселаго, которому было за 80. Увлёкшись воспоминаниями, Веселаго вдруг обратился к сидевшим вокруг него старцам (с точки зрения юноши) и сказал: «Ну, вы, молодёжь, этого не помните, а вот в наше время...» Бориса совершенно поразила эта фраза, обращённая к старцам-адмиралам и тайным советникам. Ни ему самому, ни кому-либо из присутствовавших в этот день за столом и в голову не могла прийти мысль, что через 20 лет Борис Старк, уже священник, будет переносить гроб с прахом этого почтенного ветерана парусного (!) флота и служить панихиду на его могиле. Впрочем, и собственного отца, и его брата Фёдора Оскаровича, участвовавших в беседе, пришлось отпевать также Борису.


 

© Воробьев В.М., 2015   




Историко-краеведческий альманах «Бежецкий край»
Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край»

Предлагаем стать авторами всем, кто любит и знает родную историю,
всем кому есть чем поделится с земляками, есть что рассказать, есть что показать.


venzel

БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ




Материалы, размещенные на историко-краеведческом сайте «Бежецкий край» служат образовательным и просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы не предназначены для какого либо коммерческого использования, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт «Бежецкий край» обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей сайта, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.




Вячеслав ВОРОБЬЕВ — Бой с китайским флотом

Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2017 год

SmartTop.info

Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта

Станислав Бривер
— технический администратор сайта

Вход на сайт

RSS записей

О сайте