Б К
Сайт Бежецкого краеведческого общества
 
Слайдер
logo_GL 3-ist imena Сайт ТОКО Николаевский Антониев монастырь media

«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» (А.С. Пушкин)

 

Генеагенезис Шеманаевых

Бежецк, 2018–2020
УДК 908(470)
ББК 63.3(2Рос-4Тв)
И85

© Б.А. Исаков
© Публикация сайта «БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ»
© Редактор публикации С.В. Бривер


Авторское право

Материалы, размещенные на сайте Бежецкого краеведческого общества, служат образовательным и просветительским целям, предназначены для продвижения гуманитарных знаний, популяризации творчества авторов. Размещенные материалы свободны для некоммерческого использования и не предназначены для какого либо использования на платной основе. Изменение авторских текстов недопустимо, при использовании материалов сайта, ссылка на авторов материалов и сайт «Тверской край» обязательна.

Администрация сайта с благодарностью примет все замечания и пожелания по работе сайта, сделает все возможное, чтобы предложенные материалы и информация были интересны и познавательны для посетителей сайта, не нарушали авторское право и законные интересы третьих лиц, соответствовали действующему законодательству и этическим нормам.




 

Генеагенезис Шеманаевых
*  *  *

 

Предисловие

Интерес к прошлому вообще, вот причина, в силу которой явилось настоящее изложение о возникновении и становлении рода Шеманаевых. Эти сведения записаны по инициативе Алексея Александровича Шеманаева главным образом со слов своего отца, Александра Дмитриевича, а потом обработаны при участии Алексея Николаевича и Михаила Васильевича Шеманаевых. Обстоятельства не позволили обработать подробно данную тему и приложить ряд фотографий, но сделать это, при наличии желания, еще не поздно, особенно если будут заинтересованы другие члены нашей фамилии.

15/2 марта 1918 г. Бежецк, Тверской губернии

Братья Шеманаевы – А.А., А.Н., М.В.

 

Предисловие 1985 г.

Настоящий текст является перепечаткой подлинных материалов собранных и обработанных братьями Шеманаевыми. Перепечатка выполнена без какой-либо правки смысла, стиля и формы изложения. Цель перепечатки: обновить значительно устаревшую бумагу (фактически истлела, и текст стал трудно читаем).

15 декабря 1985 г., г. Ленинград. Брат и Сестра Исаковы – Б.А., Г.А.

30 января 2004 г., г. Санкт-Петербург.

Записано на компьютерные носители памяти Исаковым Б.А.

 

Предисловие 2011 г.

В течение нескольких лет (2004–2011 гг.) собраны новые материалы о Шеманаевых. Эти материалы найдены в краеведческой литературе по городу Бежецку, в «Интернете», в архивах Владимира Кирилловича и Елены Ивановны Шеманаевых, архивах Ольги Александровны Шеманаевой, в архиве Русского музея и других литературных источниках. Все эти материалы в виде пронумерованных приложений помещены после текста «Генеагенезиса Шеманаевых». В необходимых местах текста «Генеагенезиса…» включены номера ссылок к тексту приложений. Каждая глава получила название после номера главы и имеет собственную нумерацию ссылок.

По желанию братьев Шеманаевых поместил во всех приложениях к главам, имеемые в моем распоряжении, фотографии лиц, храмов и домов, упомянутых в этих главах и приложениях.

Собраны и обобщены также материалы переписки с Шеманаевым Михаилом Юрьевичем из города Сергиев Посад и Шеманаевым Сергеем Викторовичем из города Ковров. Эти материалы помещены частично в приложение первой книги и во вторую книгу «Наша родословная».

Исаков Б.А.

 

 

 

Генеагенезис Шеманаевых
Бежецк
 1918 г.
*  *  *

 

Вы, молодые ребята, послушайте,

Что мы, старые старики, будем сказывати…

Глава 1-ая. Щур наш

Соловецкий монастырь до сих пор благоденствует, а он, Щур наш, умер давно. Умерло и предание о нем, которое когда-то гласило, что он жил в Соловках, имел сан диакона и в свободное время писал строгие лики святых угодников1, а потом переселился в Переславль-Залесский2.

Что заставило покинуть монастырскую обитель – судьбы ли решение, зависть ли тайная, злоба ль открытая – не известно, как не известно, и его имя. Однако этого таинственного диакона считал своим родоначальником переславский живописец ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ Шманаев, портрет которого сейчас находится у В.Д. Шеманаева (как известно, А.Д. и В.Д. Шеманаевы в 1913-м году ездили в Переславль навестить родное гнездо и привезли этот портрет)3.

ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ, как и его отец, был живописец и расписал, вероятно, не один Божий храм на белом свете. Например, работал он в городе Ростове, где был знаком с настоятелем4 ростовской соборной церкви, который подарил милому приятелю своему душеспасительную книгу – «Толкования на соборные послания св. ап. Иакова». Эта книга находится сейчас у А.Д. Шеманаева. Интересна надпись на книге, сделанная рукою соборного настоятеля, которая гласит: «Милому приятелю града Переславля купеческому сыну Петру Васильевичу манаеву в душеполезное назидание и пользу и в залог непреложной дружбы и знакомства навсегда, в чём и пребуду по смерть – усерднейший молитвенник и всегдашний слуга ростовского собора иерей Василий Ветринский, апреля 25 дня 1803 года».

Книга эта потом была подарена в 1845 году Петром Васильевичем младшему своему сыну Дмитрию, о чем гласит имеющаяся на ней надпись. Кроме Дмитрия у Петра Васильевича были еще два сына: Василий и Николай5. Заметим кстати, для пояснения надписи на книге, что в то время купечество было ЗВАНИЕМ, а не только профессией, и чтобы попасть в число «купцов» нужно было только внести известную сумму денег, а потому не известно, профессиональный ли купец был Петр Васильевич, или нет6.

 

Глава 2-ая. Потомки Щура нашего

В городе Переславле жил смиренный диакон церкви Иоанна-Богослова отец Александр. Жил он рядом с Петром Васильевичем Шманаевым и имел детей, из коих старший Андрей учился прескверно, но с Божией помощью окончил Владимирскую духовную семинарию богословом 3-го разряда. И, так как Владимирская епархия не пожелала иметь у себя, хотя бы и в худшем приходе, третьеразрядного богослова, то ему пришлось просить назначения в Тверскую губернию, где его и определили в село Скорынево, Бежецкого уезда. Здесь он устроился и женился.

Время шло. Церковь сельская обветшала, и отец Андрей решил выписать для работы из Переславля своего товарища детства, живописца Дмитрия Петровича Шманаева. Хороша ли работа была, или желание сильное было повидаться с другом детства – неизвестно, но только Дмитрий Петрович решил ехать.

Забрал он с собой кисти и краски, уселся на телегу и поехал1 в далёкое путешествие. Проехав верст 180-200, попал он в Скорынево и занялся работой2.

В то же время работал там позолотных дел подрядчик Василий Николаевич Степанов. Гора с горой не сходятся, а человек с человеком с большим удовольствием. Общее дело сблизило их, и все трое часто коротали время в дружеской беседе за графинчиком русской водки. Василий Николаевич рассказал ему свою автобиографию, из которой Дмитрий Петрович и узнал, что роду племени Степанов был дворянского, т.е. незаконно рожденный сын крестьянской девицы деревни Озерок и помещика той деревни Говорова. Василий Николаевич имел своих лошадей и два дома на Большой улице в Бежецке (рядом с Земством, где сейчас стоит дом Жукова, бывший Е.В. Малышевой)3.

Он часто привозил своих друзей к себе в гости. Их радушно встречала его супруга, Мария Алексеевна, и Дмитрий Петрович всегда был доволен тем гостеприимством, которое оказывали ему у Степановых. В одно из таких посещений Мария Алексеевна познакомила его со своей сестрой, Еленой Алексеевной, которая понравилась Дмитрию Петровичу, да так сильно, что он завел речь о женитьбе. В то время люди церковного дела, особенно живописцы, стояли много выше других ремесленников и пользовались почетом. Они были, так сказать, одним боком духовного звания4. Немудрено, что Алексей Тимофеевич Бардин5 согласился на брак дочери своей Елены с Дмитрием Петровичем. Начались сборы, назначили день и, наконец, в 1847 году Дмитрий Петрович женился и приобрел новую многочисленную родню, главой которой был Тимофей Бардин6 дед его жены.

 

Род Бардиных7

Тимофей Бардин и его дети Алексей, Василий, Андрей, Михаил, Иван.

  1. Алексей. Был женат на Духониной. Их дети: 1.1 Алексей, 1.2 Петр, 1.3 Александра, 1.4 Мария, 1.5 Евдокия, 1.6 Елена.
  2. Василий. Сын его 2.1. Яков. Дети Якова: 2.1.1. Анна, 2.1.2. Елизавета.
  3. Андрей. Сын его 3.1. Пётр. Сын Петра – 3.1.1. Семён женился на Августине Васильевне Степановой.
  4. Михаил. Сын его 4.1. Григорий. Сын Григория – 4.1.1. Семён живёт сейчас на штабу.
  5. Иван. Детей не имел.

Примечания:

1) 1.1. Алексей Алексеевич был холост, жил до 70 лет на том самом месте, где сейчас стоит дом А.Д. Шеманаева.

2) 1.2. Петр Алексеевич женился на Ладыгиной, но чад не имел.

3) 1.3 Александра Алексеевна вышла за Герасима Нефёдовича Бородулина. Дочь их Александра Герасимовна вышла за Якова Федоровича Первухина-Болонкина и имела детей:

Александра в Петрограде, Мария – вышла за исправника в Муроме, сейчас в Москве, Антонина – вышла за преподавателя Бологовского ремесленного училища Кильпио.

4) 1.4. Мария Алексеевна, которая вышла за Василия Николаевича Степанова имела детей:

Василия Васильевича, Виктора Васильевича, Августину Васильевну и Екатерину Васильевну.

5) 1.5 Евдокия Алексеевна умерла девственницей, жила дома и стряпала для Алексея, брата своего.

6) 2.1.1. Анна Яковлевна вышла замуж за Николая Савельевича Крылова, а 2.1.2. Елизавета Яковлевна за Лукьянова.

7) 1.6 Елена Алексеевна вышла за Дмитрия Петровича Шеманаева в 1847 году и имела чад, имена их суть: Александр, Николай и Василий, родившихся в городе Бежецке.

Потомство Елены Алексеевны и Дмитрия Петровича Шеманаевых и их дети:

+Александр8 женился на Екатерине Николаевне Исаевой. Их дети: Арсений, Алексей,

Дмитрий (умер в детстве), Мариамна (умерла в детстве), Семён (умер в детстве), Мария, Анна, Елена, Ольга, Иоанн (умер в детстве), Иван (умер в детстве), Василий (умер в детстве).

+Николай9 женился на Лидии Васильевне Потаповой. Их дети: Елена (умерла), Василий, Анна, Мария, Лидия, Дмитрий, Алексей, Варвара (умерла), Антонина, Николай (умер).

+Василий10 женился на Александре Яковлевне Поповой. Их дети: Мария, Михаил, Вера, Валентина, Александр, Елизавета.

 

Родство Степановых

Василий Николаевич Степанов и Мария Алексеевна Бардина. Их дети:

Василий Васильевич. Его дети: Вера, Василий.

Виктор Васильевич. Его дети: Александра, Николай, Фаина.

Августина Васильевна. Вышла за С.П. Бардина. Имели детей:

Сергей, Елизавета, Александра, Андрей, Николай.

Екатерина Васильевна. Вышла за Дмитрия Евстигнеевича Малышева, детей не имели.

 

Примечание 1-е: Вера Васильевна живет монахиней в Бежецком женском монастыре. Василий Васильевич, брат Веры, жил и умер в Ярославле холостым.

Примечание 2-е: Александра Викторовна получила воспитание в частном пансионе О.П. Боголеповой. Семен Петрович Бардин был ее опекуном, и после смерти отца Александра поселилась в его доме, откуда и вышла замуж за Ивана Алексеевича Григорьева, моляра, имевшего свой дом в городе Бежецке по Рождественской улице на углу Благовещенского переулка.

Судьба ее детей такова: Мария вышла за Николая Петровича Москвина, провизора Бежецкой земской аптеки; Алексей, окончив Архангельское техническое училище, уехал в Сибирь и там женился; Ольга вышла за Новоселова, студента Московского коммерческого института; Александра, окончив гимназию, вышла за учителя Бежецкого реального училища Василия Степановича Твердина, ныне учителя женской гимназии в Егорьевске, Рязанской губернии; Екатерина, не окончив гимназии, по желанию матери, 16-ти лет вышла за учителя женской гимназии К.П. Державина, сорока двух летнего холостяка, любителя физики, после свадьбы молодые уехали в Переславль-Залесский.

Примечание 3-е: Августина Васильевна вышла за Семена Петровича Бардина11. Судьба детей их такова: *Сергей женился на Елизавете Николаевне, крестьянке села Княжево, а после ее смерти вступил в новый брак с Александрой Николаевной Лукяновой, дочерью управляющего имением Холстово. От первого брака родилась дочь Александра, от второго – Зинаида, Николай, Борис, Виктор и Нина.12

Внимание: Знаком ☼ отмечены изменения текста, выполненные на основании информации от Губановой Г.Г. См. раздел Примечаний к главе 2, п.7. на стр. 56.

Александра Сергеевна, окончив Бежецкую женскую гимназию с золотой медалью и проучительствовав в деревне Ивановке, поступила на Бестужевские высшие женские курсы в Петрограде. Она отличалась живым и веселым характером и всюду была душой общества. Не имея средств для своего образования, она принуждена была зарабатывать их непосильным трудом. Случайно простудившись, она заболела перитонитом и, несмотря на отличную медицинскую помощь петроградских знаменитостей, была признана неизлечимой и привезена в Бежецк, где и умерла. На следующий день скончалась и ее бабушка, Августина Васильевна, и обе в один день были погребены в Бежецке 4 октября 1816-го года.

Старшая дочь Семена Петровича Бардина *Елизавета вышла за Калязинского мещанина Александра Андреевича Попкова, который служил в Бежецком казенном винном складе. Их дети: Анна (1895–1983), Таисия (1897–1945), Георгий (1899–1967), Владимир (1893– ), Иван (1901–1923), Александра (1903–1961), Елизавета(1906–1942) и Зинаида (1910–07.05.2002)13.

Другая дочь С.П. Бардина – *Александра вышла за Ивана Семёновича Козлова торговца льном. Их дети: Глафира, Елена, Антонина, Анна, Константин и Екатерина.

Сыновья: *Андрей, кузнец по профессии, женился на дочери столяра Варваре Александровне Семеновой. Их дети: Вера (1910), Екатерина (1912), Надежда, Анатолий14.

*Николай женился на крестьянской девице из деревни Жохово. Жену звали Марией. Их дети: Ксения, Николай и Федор15.

Примечание 4-е: Екатерина Васильевна вышла замуж за Дмитрия Евстигнеевича Малышева, торговца Бакалейным товаром в Бежецке. Через некоторое время он с женою уехал в Петербург и открыл там булочную. Дела шли успешно. Нажив капитал он снова вернулся в Бежецк, приобрел на Большой улице дом16 и открыл торговлю сельскохозяйственными произведениями: льном, пенькой, овсом и т.д. Дмитрий Евстигнеевич любил играть в карты и часто проводил свободное время в клубе. 3-го марта 1909 года он умер бездетным 62-х лет отроду.

 

Глава  3-я. Дмитрий Петрович Шманаев

 Однако, пора вернуться к новобрачным, которых мы оставили одних. После свадьбы поехал молодой живописец в Переславль к матери, ибо отец уже умер. Однако, очень скоро Дмитрий Петрович вернулся обратно в Бежецк, чтобы больше никогда не ездить в родной Переславль, где он частенько ссорился с братьями за бутылкой вина. В Бежецке он поселился с женой на Заовражной улице (где сейчас дом Белоросова) в доме Бардина1, который получил в приданое. На 28-ом году жизни он стал отцом своего маленького семейства и зажил припеваючи.

Дмитрий Петрович Шманаев был среднего роста и крепкого телосложения. Он имел светлые волосы, сероватые большие глаза, большой выпуклый лоб, острый продолговатый нос, красноватый цвет которого доказывал пристрастие его владельца к вину. Бороду и усы он всегда тщательно брил. Из потомков на него больше всего походит наружностью Василий Николаевич Шеманаев. Дмитрий Петрович любил выпивать и выпивал здорово. Как только приходило время, когда терпение его истощалось, и он не мог уже больше равнодушно смотреть на хмельное вино, Дмитрий Петрович напивался до бесчувствия и в таком виде являлся домой. Елена Алексеевна зная его привычки, уже не выпускала его из дому, стараясь сохранить мужа в тепле и уберечь от скандала. «Напьемся – с царем подеремся», говорила знакомым Елена Алексеевна любимую поговорку мужа. Дмитрий Петрович сидел дома с утра до вечера в такие дни за доброй четвертью водки. Среди пола клали ему постель, на которой он спал, пил, ел и проводил свой «пьяный» период. Так пил он до «чертиков», до белой горячки. И тогда уже на его требование принести водки Елена Алексеевна давала ему вина, сперва на половину разбавленного водой, потом на 3/4, наконец, лила вино только для запаху. Дмитрий Петрович трезвел, входил в обычную колею трезвой жизни до нового запоя и принимался за работу. Как большинство выпивающих он был суеверен. В то время было распространено поверье, что появились киевские ведьмы, которые стригут овец. Это поверье распространилось оттого, что появилась, какая то овечья болезнь, в силу которой шерсть их вылезала и овцы ходили почти голые. Поверье было так сильно, что друг Дмитрия Петровича священник села Лозьева отец Арсений2, говорил ему, будто видел в лесу целые стога овечьей шерсти, сложенные ведьмами. Отец Арсений приобрел дружбу Дмитрия Петровича, вообще же, попов он не любил и прятался от них, когда в праздники они приходили служить молебен на дом; принимать их всегда приходилось Елене Алексеевне. Дружба Дмитрия Петровича с отцом Арсением выражалась главным образом в совместных выпивках. Пили они с радости и горя, пили долго и упорно, пока не теряли сознания, а потом открыв все клапаны, спали молодецким сном, и бренное тело само исполняло все функции, не спрашивая согласия заснувшего хозяина и не считаясь ни с местом, ни со временем, ни с пространством.

Дмитрий Петрович боялся темноты, а с появлением слухов о ведьмах, ночью совершенно не выходил в темные места. Елена Алексеевна принуждена была все вечера сидеть дома, впрочем, ей нельзя было уходить и по другой причине, т.к. было уже трое детей: Саша, Коля и Вася.

Дмитрий Петрович жил с семьей вверху, а внизу жила торговка Дементьевна, которая пекла из гороховой муки так называемые «толпаны» или «гороховики» и ими торговала на базаре.

Однажды в начале осени мальчикам понадобились кисти, которыми они раскрашивали поленья дров, забравшись на полати. Кистей не было. Догадливые мальчики поймали Розку, собачку Дементьевны, и выстригли ей на спине шерсть, а потом сделали из нее кисти и занялись своим художеством. Утром Дементьевна с ужасом во всех чертах своего старого лица вошла к Елене Алексеевне. «Матушка, Алена Алексеевна» — проговорила она -«ведьмы то к нам перебрались: у моей Розки весь хребет выстригли». Мальчики притаились, сидя на полатях: но мать не сказала никому об этой проделке, даже отцу. С тех пор Дмитрий Петрович окончательно убедился в существовании ведьм и ночью никуда не выходил даже с огнем. Елене Алексеевне приходилось в экстренных случаях сопровождать Дмитрия Петровича с лампой в руках в места не столь отдаленные и терпеливо ожидать его в кабинете задумчивости, так как Дмитрий Петрович ни за что не хотел остаться один. Так сильна была боязнь киевских ведьм, стригущих невинных овечек.

На сороковом году жизни Дмитрий Петрович простудился на работах в селе Язвищах3 и, не оправившись как следует от болезни, пошел к Степановым играть в преферанс. Там он пил холодное пиво и застудил себе горло. После этого он слег окончательно и, прохворав 4 месяца в 1860 году, умер от горловой чахотки, оставив детей на попечение матери.

Саше было 12, Коле – 9, а Васе 6 лет. Старший сын в школу не был отдан, так как Дмитрий Петрович любил своих детей и боялся, что в школе их будут очень сильно бить: известно, что розга в то время была явлением самым обыкновенным. Елена Алексеевна совершенно не походила на своего мужа. Она была добрая и заботливая женщина, немного вспыльчивая умная и не суеверная, но очень религиозная. Ежедневно молилась она богу с псалтырем в руках, который всегда читала вслух. Молилась она не ради обряда, но вполне искренне и сознательно «не поминайте родных в церкви за деньги, а лучше встаньте пораньше утром, да почитайте псалтырь» – говорила она. Елена Алексеевна не любила ссориться, отличалась уступчивостью и миролюбием, и уговаривала Дмитрия Петровича, когда он ругал кого-либо во хмелю. Она не любила долгов. После смерти мужа она продала енотовую шубу, чтобы уплатить долг в 50 рублей, хотя сама нуждалась в деньгах. Ее все любили и уважали.

Она была невысокого роста, имела каштановые волосы, чуть заметные дугообразные брови и серовато-голубые добрые глаза. Лицо ее было моложавое, сравнительно полное, с румяными щеками, небольшим  лбом и маленьким продолговатым носом. Она имела, по словам врачей, порок сердца.

После смерти мужа Елена Алексеевна написала в Переславль письмо к братьям Дмитрия Петровича, прося их принять участие в обучении племянников, но те отказались. С тех пор всякая переписка с Переславлем прекратилась4.

Саша учился дома под руководством матери и выучился читать и писать. Потом его отдали в обучение к живописцу Тырнову5. Обучение продолжалось 6 лет, при чем половина времени уходила на побочные работы, т.е. на беганье в трактир за водкой, в лавку за табаком, за водой на колодец и т.п.

Мастера тоже половину времени тратили не на работу, а на выпивку и спаньё с похмелья6.

Колю мать отдала в шестиклассное уездное училище. Там учителями была вставлена в его фамилию после «ш.» буква «е.», т.е. вместо Шманаев стали писать Шеманаев7. Это изменение было зафиксировано во многих бумагах и перешло к потомству. По окончании училища он поступил на винокуренный завод Ловлева и Я.Ф. Первухина, мужа Александры Герасимовны, где он пробыл около 5-ти лет в обучении, а потом назначен сперва помощником кладовщика, а затем подвальным и стал получать жалование. Наконец, стал сборщиком денег с кабаков, торговавших вином Первухина8. Нажив 2000 рублей, он уехал в Рыбинск и поступил на железную дорогу в контору тяги в качестве счетовода, но через год вернулся в Бежецк.

Вася после окончания уездного училища был отдан в кузницу Я.Ф. Первухина, откуда его скоро перевели в лавку в мальчики, где он служил 5 лет бесплатно, а потом стал получать жалование. Наконец, он уехал в Рыбинск к Коле, но скоро тоже вернулся.

В 1871 году был построен новый дом, ныне Белоросовский. В 1878 году братья открыли торговлю с капиталом в 2500 рублей, 2000 рублей Николая Дмитриевича, 200 – Василия Дмитриевича и 300 – Александра Дмитриевича. Сначала торговля была выправлена на мать, но через 3 года Николай Дмитриевич выправил права на себя, не сказав братьям и матери и выключил Александра Дмитриевича из числа компаньонов. После этого Александр занялся своим ремеслом живописца, а Николай и Василий повели торговлю вдвоем9.

 

Глава 4-я. Николай Дмитриевич Шеманаев

Жил в Бежецке некто Василий Арсеньевич Потапов с женой Анной Евграфовной. Он занимался торговлей льном, овсом, пенькой и льняным семенем и содержал трактир «Севастополь» на Рыбинской улице. Женился он по любви после того, как приобрел себе состояние и сделался богатым. Имел собственный дом на Воздвиженской улице, где помещался и склад товаров1.

Жили Потаповы хорошо. Росли дети и радовали сердце родителей, но скоро на безоблачном небе показались грозовые тучи. Около Мологского моста утонул старший сын Василий во время катания со штабскими барышнями. Злая судьба отняла 18-ти летнего сына. За первым несчастьем пришли другие, более худшие.

Старшая дочь, красавица города, имела много поклонников, так как была умна, красива, богата и словоохотлива. В 18 лет она была всюду царицей бала. Ей рисовалось прекрасное будущее и Серафиму Потапову знал весь Бежецк. Богатая красавица отказала многим женихам, искавшим ее руки. Она весело проводила время и не подозревала тех несчастий, которые подкрадывались к ее дому.

В трудную торговую минуту, как говорит молва, Василий Арсеньевич зажег свою лавку, чтобы получить премию за товар, застрахованный в семь тысяч. Пожар, начавшийся с его дома, уничтожил 14 домов. Один из пострадавших соседей возбудил дело. Был допрос. Дети его, 18-ти летняя Серафима и 3-х летняя Лидия, дали показания, ничего не говорящие уму следователя. Мария же, 5-ти летняя девочка, на вопрос следователя, «Испугались ли Вы пожара или нет, ответила: «Нет, не испугалась, мы были уже одеты». Следователь из этих слов заключил, что был сделан поджог. Василий Арсеньевич был посажен в тюрьму и не дождавшись суда умер в заключении.

Его сыновья, Александр и Петр после смерти отца вели разгульный образ жизни и умерли в Санкт-Петербурге, один сорока лет, другой в 30.

После смерти отца на его семейство грянул призрак нищеты, но прежняя богатая жизнь еще стояла перед глазами и не хотелось признаться в грозном наступающем несчастии. Приходилось сохранять остатки прежней славы и гордого величия. Так проходило неумолимо время и год за годом исчезали в вечности.

Младшей дочери Потаповых – Лидии исполнилось 18 лет. Она была очень дружна с бывшей квартиранткой своей Маврой Дмитриевной, женой позолотчика С.К. Каблучкова. Кроме дружбы играли роль и молодые годы: хотелось погулять, но в то время одной девице прогуливаться без провожатой дамы считалось неприличным, поэтому Лидия заходила за Маврой Дмитриевной и с ней отправлялась гулять на Большую улицу.

Позолотчик Каблучков был хорошо знаком с Александром Дмитриевичем Шеманаевым, Мавра Дмитриевна ходила к  Шеманаевым и знала всех троих братьев.

Незадолго перед этим Николай Дмитриевич, служивший сборщиком у Ловлева, считался женихом дочери управляющего имением в селе Курган Александры Николаевны Большаковой; но получив однажды письмо, содержание которого осталось никому не известным, он сразу порвал знакомство с семейством Большаковых и свое прежнее поведение резко осудил словами: «тысячу раз дурак!».

Про Мавру Дмитриевну говорили, что она была очень хорошая сваха. Она то, вероятно, с определенными намерениями и познакомила Николая Дмитриевича с Лидией Васильевной Потаповой. Ее надежды оправдались, молодые люди близко сошлись, и дело кончилось свадьбой в 1884 году.

Братья Николая Дмитриевича протестовали против этого брака, но не достигли своей цели. Приводили доводы, которые заключались в указании на характер ее матери, Анны Евграфовны, женщины гордой и надменной. Напоминали о том, что она от 38 до 55 лет не могла ходить по болезни ног. Говорили и про смерть Василия Арсеньевича, умершего от чахотки в тюрьме. Указывали на полученное Лидией воспитание, которое при возможности наследственной болезни, может разрушить семейное счастье, но Николай Дмитриевич настоял на своем.

Через год после свадьбы он выпорхнул из своего родного гнезда, купил место у Каблучкова на Садовой улице, сломал старый дом и построил новый. Он повел торговлю очень умело и жизнь пошла обыкновенной колеей делового человека2.

Серафима осталась старой девой и перебивалась главным образом ничтожной помощью своих родственников, а частью и уцелевшими остатками разбитого в прах отцовского богатства. Она жаловалась на то, что ее все забыли и особенно сетовала на Лидию, которая будто бы совершенно ей не помогала. Умерла она в бедности и нужде. Прожитая жизнь оставила один дым, который рассеялся бесследно, и остались лишь одни воспоминания о ней в памяти бывших ее поклонников.

Судьба Марии Васильевны известна очень мало. Ее не возлюбили в семье будто бы за раскрытие тайны поджога. Надо заметить, что мнение об умышленном поджоге дома могло быть составлено от неумелого выспрашивания следователя, ибо известно, что дети очень сильно поддаются внушению. Как-то у нее заболел нос, лечения, вероятно, приличного не было, и она лишилась его. Образовавшуюся ямку пришлось залепить куском белой материи. После замужества Лидии она уехала в Санкт-Петербург искать счастья, и о дальнейшей ее судьбе ничего не известно.

Из всей семьи Потаповых одна Лидия Васильевна зажила семейной жизнью с Николаем Дмитриевичем Шеманаевым3.

Из 10 детей, которыми Бог наградил Николая Дмитриевича и Лидию Васильевну, в настоящее время осталось только 7: Василий, Анна – в замужестве Семенова, Мария, Лидия, Дмитрий, Алексей и Антонина.

Туго пришлось в начале семейной жизни, когда появившиеся один за другим птенцы требовали к себе заботы и ухода. Старшие дети Лена, Вася, Аня и Маня росли вместе. В детстве своем были порядочные шалуны. Так, например, вырезали для кукол своих все понравившиеся картинки из журнала «Нива», принесенного для чтения Александрой Яковлевной, когда только что началось знакомство их родителей с молодой женой Василия Дмитриевича.

Или, подражая большим, сами устроили встречу «Угодника», посадив в лодочку специально сделанную куклу и с пением взбирались с ней по лестнице. Однако, надо заметить, что все дети росли в домашней обстановке, так как родители не позволяли водиться ребятишкам с детьми не их круга. В силу этого детство почти всех детей и не отличалось простотой и свободой, все шалости и баловство носили отпечаток детской комнаты4.

Первенцы Лена и Вася почти одновременно были отданы учиться, Лена в только что открытую прогимназию, а Вася в городское училище. Окончив городское училище, Вася стал ходить в лавку и помогать отцу, а после его смерти занял в торговле его место.

Николай Дмитриевич умер 21-го февраля 1905 года от астмы сердца, прохворав целых 2 года. После тяжелого удара жизнь семьи только что стала входить в нормальное русло: Лена и Аня поехали в Санкт-Петербург на Высшие женские курсы, другие старшие сестры кончили гимназию, отправлен был в Рыбинск Леша вслед за Митей, поехавшим в гимназию в год смерти отца. Но новый удар судьбы был нанесен оправлявшейся семье: захворала чахоткой Лидия Васильевна и 15-го августа 1909 года ее не стало. Злой рок не оставлял семью и после этого несчастья. Ухаживая за матерью, заразилась туберкулезом Лена. Ее мечты, ее счастье, ее заманчивую будущность беспощадная смерть унесла в вечность (26 сентября 1912 года).

В тяжелой атмосфере постоянных болезней и лишений близких людей протекала юность старших членов семьи и золотое детство и отрочество младших. Много горя увидела семья, период 1905–1912 гг. наложил неизгладимый отпечаток на последующее развитие всех членов большого семейства.

В настоящее время Василий Николаевич, лишенный своего дела в виду национализации большевистской властью торговли, находится в неопределенном положении и смотрит с надеждой на будущее, которое покрыто мраком неизвестности5.

Анна Николаевна вышла, по окончании курсов немецкого языка, за помощника присяжного поверенного Владимира Васильевича Семёнова и проживает сейчас в Екатеринбурге6.

Мария Николаевна состоит слушательницей математического факультета Петроградских курсов7.

Лидия Николаевна кончила немецкие курсы и вопреки своего чаяния учительствует в Бежецком реальном Училище, проклиная свой рок8.

Дмитрий  Николаевич, окончив медицинский акультет  Саратовского Университета, был призван на военную службу в качестве доктора9.

Алексей Николаевич, состоя на историко-филологическом факультете Петербургского Университета, в переживаемое смутное время служит в Союз банке и сию минуту, взяв оттуда пишущую машинку  выстукивает родословную10.

Антонина Николаевна кончает 8-й класс Бежецкой женской Гимназии11.

 

Глава 5-я. Александр Дмитриевич Шеманаев

В деревне Любинях, Поречской волости, Бежецкого уезда, жил крестьянин Николай Исаевич  Исаев, который от первой жены своей имел детей Ивана и Андрея. Кроме крестьянства Николай Исаевич  успешно занимался рыболовством, знал портняжное ремесло и шил даже ризы, стихари и рясы окружающему духовенству. На сельском сходе или на празднике Николай Исаевич всегда успевал кого-нибудь поколотить, а иногда и его били, что случалось очень редко, т.к. он был очень силен.

 После смерти первой жены он женился на девице той же деревни Татьяне Васильевне Задворновой и от второго брака родилась дочь Екатерина1.

Николай Исаевич был человек старого закала: суровый, строгий и вспыльчивый. Он бил свою жену за всякий пустяк и скоро возбудил в ней скрытое недовольство семейной жизнью. Татьяна Васильевна не понравилась ему своим характером и семейный очаг не давал ему согревающего света. Неприязнь свою к нелюбимой жене суровый отец перенес и на детей. Он их не любил, должно быть, как плод неудачного брака, порой доходил до зверства и наносил малюткам побои. Однажды в минуту гнева и раздражения он выгнал свою жену из дому. Она взяла с собой единственную дочь Катю, ибо другие дети ее умерли, и ушла к матери. По инициативе пострадавшей был суд, но он ничего не дал и не сделал для улучшения судьбы двух изгнанных существ. «Курица не птица, баба не человек » – думали мужики.

У Татьяны Васильевны была довольно большая изба с одними летними рамами с большой печкой и бедной обстановкой. Как хозяйка она была плоха, везде было грязно и не прибрано. Запасов она не делала и жила как птица небесная. За дровами она почти ежедневно ходила в лес с топором в руках, откуда приносила связку дров и ею топила печь. О следующем дне заботилась очевидно немного, памятуя слова писания: «не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы».

Воспитанием своей дочери она не занималась, как и все люди той среды. Так прошло несколько лет. Катя выросла и пошла было учиться к одному крестьянину грамотею, но мать отказалась платить 3 рубля за предстоящее обучение дочери и дочь ее осталась неграмотной. Счастливая пора детства проходила бесцветно среди холода неприветливой избы, без ласки и теплого участия матери. Не было никакой привязанности к родному дому и окружающей обстановке, а юные мечты звали вперед к неведомой жизни.

Одна знакомая женщина, жившая в Бежецке, разрисовала ей город радужными красками, и в половине Ноября  Катя тайком ушла с ней против воли матери за поисками счастья. Ей было 16 лет. Анна, как звали эту женщину, привела ее на свое прежнее место службы, к Мавре Дмитриевне Коблучковой. Но, та уже имея прислугу отвела ее к Елене Алексеевне Шеманаевой, где молодая беглянка и нашла себе первое и прочное место.

К этому времени Александр Дмитриевич окончил свое обучение у Тырнова и поступил на жалование 10 рублей в месяц к живописцу Кудрявцеву. С этого времени начинаются его летние поездки по селам, в которых была живописная работа. Там он проводил большую часть лета, сидя на высоких подмостках, возведенных внутри храма, и рисуя картины из библейских историй на стенах церкви.

В свободное время он посещал духовенство, бывал на вечерах сельской интеллигенции, ухаживал за барышнями, танцевал и пел, т.к. имел хотя и слабый, но приятный голос. Так приходилось работать каждое лето и Александр Дмитриевич бывал почти во всех селах Бежецкого уезда. Кроме родного уезда он работал в Вышневолоцком, Весьегонском, Кашинском, Устюженском, Корчевском, Мышкинском, Мологском, Валдайском и Тверском уездах.

Через некоторое время Александр Дмитриевич поехал в Санкт-Петербург, где прожил несколько лет, приготовляя иконы для продажи. Потом поступил работать к Пошехонову, поставщику двора Его Императорского Величества.

Пошехонов отправил его работать в Мариинскую церковь в Павловске2, он заболел там катаром желудка. Вернувшись в Санкт-Петербург, он поехал домой, но дома вылечиться не мог, и в 1881 году снова отправился лечиться в Санкт-Петербург. Там остановился он у Дмитрия Евстигнеевича Малышева3, где и пережил тревожные в то время дни убийства Александра 2-го. В тот же год он вернулся в Бежецк.

В доме Шеманаевой Екатерина Николаевна Исаева прожила 4 года, потом пошла на побывку домой и вновь возвратилась. Александр Дмитриевич полюбил свою служанку и у него пошли дети. Жизнь молодой матери потекла между двух огней: в деревне мать ее вечно ворчала и смотрела хмуро на свою дочь, в городе положение колебалось между женой и прислугой4. На следующий год после женитьбы Николая Дмитриевича, в 1884 году Александр Дмитриевич поехал работать в село Гостиницы5 и там во время купания сильно простудился. Заболели ноги и он должен был 6 месяцев ходить при помощи костылей.

В 1890 году умерла Елена Алексеевна 72-х лет от роду и Александр Дмитриевич с Екатериной Николаевной перешли в старый Бардинский дом, в котором жил Алексей Тимофеевич и в котором воспитывалась Елена Алексеевна. Половину этого дома еще при своей жизни Елена Алексеевна продала своему старшему сыну Александру вместо Николая, тоже имевшего желание его купить.

Александр Дмитриевич выкупил и другую половину, в которой жили родственники матери и после женитьбы Василия Дмитриевича (август 1894 г.) построил на этом месте новый дом, в котором 6 ноября 1896 года он отпраздновал день свадьбы с Екатериной Николаевной6. В этом доме он живет и до сих пор7.

В настоящее время (1918 г.) здравствуют нижепоименованные их чада: Арсений, Алексей, Мария, Елена, Анна и Ольга.

Арсений Александрович8, окончив Калязинское Техническое училище и прослужив в Москве на канализационной станции около 6 лет, в начале мировой войны поступил рабочим на завод Лесснера в Петрограде, где и состоит до сего времени.

Алексей Александрович9, вздыхая при воспоминании о своем прошлом, желает сообщить о прошедшем одни только голые факты: окончив городское училище, поступил на службу земского учителя в деревне Дельки, Веляницкой волости, где проучительствовал 4 года. Потом поступил в Ярославский учительский институт, на последнем курсе которого был призван в ряды армии и защищал Родину, состоя писарем 3-ей роты 175-го пехотного запасного полка в селе Медведеве, Новгородской губернии10. После свержения монархии, происшедшего не без его участия, благополучно сдал выпускные экзамены в институте и ныне учительствует в Высшем начальном училище при станции Бежецк.

Мария Александровна11 окончила Бежецкую гимназию, поступила на Высшие Женские Курсы в Петрограде, предварительно испробовав в течение 2-х лет прелесть жизни сельской учительницы.

Елена Александровна12 окончила ту же гимназию и в настоящее время учительствует в деревне Воздвиженка, Толмачевской волости.

Анна13 и Ольга Александровна14 учатся в Бежецкой Женской гимназии. Осенью прошлого 1917 года умерла их бабка Татьяна Васильевна.

 

Глава 6-я. Василий Дмитриевич Шеманаев

В городе Весьегонске на углу Набережной реки Мологи и Мытной улицы стоит двухэтажный деревянный дом, владельцем которого был купец  Яков Ильич Маслов. Жил он в этом доме со своей супругой Клеопатрой Васильевной  и детьми: Дмитрий, Елизавета, Александра, Мария и Николай. Яков Ильич был человеком тихого характера, добрый и очень религиозный, строго соблюдал посты и постные дни. В таком религиозном духе воспитывал он и своих детей. Немалую роль в воспитании своих детей играла и Клеопатра Васильевна, женщина хотя и добрая, но очень строгая и такая же религиозная. Свободы и вольности детям не давали, и они росли под присмотром своей матери.

Интересен случай из жизни Александры Яковлевны. За год до замужества Александра Яковлевна была приглашена к знакомым на бал. Во время дамской кадрили, когда барышни должны были выбирать себе кавалеров, Александра Яковлевна из скромности подошла к 40-ка летнему кавалеру и пригласила его с ней протанцевать кадриль. В это время увидела ее, стоявшая в коридоре вместе со зрителями, Клеопатра Васильевна, она подошла к дочери, взяла ее за руку и увела с бала домой. Она не могла смотреть, чтобы ее дочь первая приглашала кавалеров.

Время шло. Старшая дочь Елизавета была выдана замуж за Федора Никитича Глинского, торговца железоскобяным товаром. Их дети: Аркадий, Мария, Евдокия, Александра, Антонина, Анатолий, Алексей и Ольга.

Аркадий, окончив Ярославскую гимназию и медицинский факультет Московского Университета, работал в клинике профессора Снегирева, потом был призван на военную службу в качестве доктора. Между прочим он находился на госпитальном судне «Португаль»1 и случайно спасся при потоплении парохода турецкой подводной лодкой.

Мария, окончив Бежецкую гимназию, учительствовала в Весьегонске в приходском училище, где познакомилась и вышла замуж за учителя М.С. Колтыпина. Ныне состоит слушательницей Московского коммерческого института, а во время войны служила в Минске в Земском Всероссийском Союзе.

Евдокия, окончив Весьегонскую гимназию, вышла замуж за Носырина, имеющего железную торговлю в Череповце.

Александра, окончив 7 классов Весьегонской  гимназии, поступила в Московский коммерческий институт, где вышла замуж за студента того же института П.И. Рощина, который по окончании учения поступил на Боринский завод. Теперь живут в Липецке.

Антонина окончила Весьегонскую гимназию и теперь живет дома.

Анатолий, окончив городское училище, поступил в 1914 году в школу прапорщиков, служил в запасном полку в Ярославле и оттуда уехал в Финляндию. Дальнейшая судьба его неизвестна.

В 1914 году мать их Елизавета Яковлевна после продолжительной болезни умерла в клинике в Москве от болезни рака.

Вторая дочь Якова Ильича – Александра вступила в первый брак при следующих обстоятельствах. Однажды, когда она, 14-ти лет, сидела в лавке своего отца, пришел туда Василий Владимирович Попов, поверенный купца Голунова, купить десяток папирос. Ему понравилась Александра Яковлевна и он задумал жениться. Он уехал в село Балаково, где покупал для Голунова пшеницу, и попросил свою сестру Богданову поговорить с родителями Александры Яковлевны о свадьбе. Яков Ильич и Клеопатра Васильевна были согласны выдать свою дочь замуж, когда ей исполниться 16 лет. Александра Яковлевна об этих переговорах ничего не знала. До нее доходили только слухи, что ее выдают замуж, но она не хотела идти, так как не знала своего жениха. Через 2 года, когда Александре Яковлевне исполнилось 16 лет Василий Владимирович, получив телеграмму от родителей Александры Яковлевны — ответ о согласии на брак – приехал в Весьегонск и в качестве жениха явился к Масловым. Александре Яковлевне сказали, что он пришел делать ей предложение. Встретившись с ним она сказала, что замуж идти не хочет и ее выдают насильно. За такие слова она была заперта в кладовку, где ей сообщили, что на днях будет свадьба. Это известие сильно задело девичье самолюбие, и она расстроилась и захворала. Ее мысли не могли примириться с таким насилием, она хотела бороться до конца и думала в последнюю минуту сказать под венцом священнику, что ее выдают насильно. Но, не видавшая жизни, она побоялась родительского гнева. В 1885 году была сыграна свадьба и Александра Яковлевна еще почти девочкой стала женой Попова.

В.В. Попов после свадьбы переехал в Бежецк, где открыл в железном ряду шорную торговлю. Александра Яковлевна примирилась с судьбой и началась тихая семейная жизнь. Прожив с мужем 8 лет, ее постигло горе. В марте 1893 года поехал Василий Владимирович в Весьегонск на ярмарку за товаром, там простудился и прохворав 7 дней умер от воспаления легких в Бежецке, оставив жене торговлю и небольшой капитал.

После смерти мужа Александру Яковлевну окружили монахини, чтобы привлечь ее и её капитал в монастырь. Одни знакомые советовали ей идти в монастырь, другие отговаривали от такого поступка. Александра Яковлевна была в нерешительности, так как у нее уже было 4 жениха, в том числе и Василий Дмитриевич Шеманаев. Он раньше думал жениться на Боткиной, но когда умер Попов, изменил решение. Александра Яковлевна нравилась ему своим характером и своей торговой сметливостью и хозяйственностью. В мае 1894 года он сделал ей письменное предложение о браке. Александра Яковлевна колебалась – выходить ли замуж 2-ой раз и решила сперва поехать к отцу Ивану Кронштадскому за советом. После поездки к отцу Ивану Кронштадскому и получении его совета, ответила согласием. В августе месяце была свадьба Василия Дмитриевича Шеманаева и Александры Яковлевны Поповой в доме Дмитрия Евстигнеевича Малышева.

Молодые супруги поселились в старом доме Шеманаевых на Заовражной улице. Спустя несколько лет после женитьбы они задумали переселиться. Василий Дмитриевич купил на Благовещенской улице место, старый обветшалый дом сломал и выстроил новый (в 1900 г.). После этого он продал родное гнездо акцизному чиновнику А.Я. Белороссову и переехал в новый дом2.

Благословенная судьба наградила Василия Дмитриевича и Александру Яковлевну потомством: Мария, Михаил, Вера, Валентина, Александр и Елизавета, которые все до сих пор живы и здоровы, чего и вам читатель желают.

Мария Васильевна после окончания Бежецкой гимназии поступила на математический факультет Петроградских курсов3.

Михаил Васильевич, получив среднее образование в Бежецком реальном училище, поступил в Киевский коммерческий институт  и в середине великой Европейской войны был призван на военную службу, которую отбывал в чине прапорщика, участвовал в боях и походах, отличий не получил и возвратился в начале 1918 года домой товарищем-солдатом4.

Вера5, Валентина и Елизавета учатся в Бежецкой женской гимназии, а Александр Васильевич в 4-ом классе реального училища.

Судьба Дмитрия Яковлевича, брата Александры Яковлевны, такова. Вначале он служил у Голунова, где женился на гувернантке, сильно запил и умер от чахотки. Через несколько лет умерла и его жена, Мария Ивановна, которая вела такой же неумеренный образ жизни. Оставшиеся сироты были определены в приют Голунова, только старшая Надежда Дмитриевна Маслова до поступления в Общество Сестер Милосердия жила в доме своей тетки Александры Яковлевны Шеманаевой.

  Младшая дочь Якова Ильича Маслова – Мария вышла замуж за секретаря Весьегонской городской управы. Их дети: старший Александр учится в Ярославском Демидовском лицее, второй Борис, не имея охоты учиться, поступил рабочим на мельницу Голунова в городе Рыбинске и третий сын – Руфин учится в Высшем начальном училище.

Младший брат Александры Яковлевны – Николай, умер от случайного заражения крови в 1904 году на 21-ом году от роду. В день бала, на который был приглашен, он зашел к фельдшеру срезать образовавшийся на губе прыщик. Благодаря неосторожности эскулапа ничтожная операция окончилась заражением крови.

 

Конец

 

На этом совместный труд братьев Шеманаевых заканчивается.

 

Далее…

Читать Примечания Бориса Анатольевича Исакова к Предисловию и Главе 1 труда братьев Шеманаевых

 


Историко-культурный и краеведческий сайт «Бежецкий край» – 2022 год
«Генеагенезис Шеманаевых» с предисловиями – 29.01.2022

SmartTop.info
Сергей Бривер
— редактор и администратор сайта
Вход в консоль

Политика конфиденциальности